Свиток Рут Текст и подтекст (2)

Свиток Рут Текст и подтекст (2)

37 Время чтения

Йорам Лемельман

Опубликовано 12.07.20

Предлагаемые вашему вниманию комментарии к книге Рут – итог семинара, проведенного в Иерусалиме. Они составлены на уровне ремеза («намёка») – одного из четырех уровней комментирования текста Танаха. Если на первом из них, пшате («простом смысле») рассматривается непосредственно переданная в тексте информация и выводы, связанные с её анализом, то на следующем за ним уровне ремеза выявляются аллегорический смысл текста Танаха и его подтекст, позволяющие извлечь важные духовные уроки из повествования Танаха.

 

К началу

 

Вторая глава

Первый пасук.

א וּֽלְנָעֳמִ֞י מידע (מוֹדָ֣ע) לְאִישָׁ֗הּ אִ֚ישׁ גִּבּ֣וֹר חַ֔יִל מִמִּשְׁפַּ֖חַת אֱלִימֶ֑לֶךְ וּשְׁמ֖וֹ בֹּֽעַז׃

(1) И был у Нооми родственник по мужу ее, человек, сильный духом, из рода Элимелеха по имени Боаз.

Боаз назван «мода леиша», что обычно переводится как родственник. «Мода» связано с глаголом «йодеа», знать, и буквально означает «ознакомленный». Это слово редкое, и в нем есть ремез. «Мода леиша» – он был посвящен в мысли своего дяди Элимелеха (Элимелех был дядя Боаза), и с комментариями Раши это очень хорошо соотносится; он разделял его взгляды. И в первую очередь, в контексте данной книги, речь идет естественно о взглядах на гиюр моавитянок. Но в отличие от Элимелеха, он не спешил с действиями. Элимелех предпринял крайнюю, по-своему бунтарскую акцию, связанную с выездом в Моав. Боаз также придерживался этого мнения, но он вел себя более осторожно, выжидательно.

Очень важно, что Боаз назван здесь «гибор хаиль», муж, исполненный силы. Эта же характеристика дальше, в конце книги, дается Рут – она названа «эшет хаиль», жена, (исполненная) силой. Впервые это выражение использовано по отношению к Рут. Потом оно появляется в Притчах царя Соломона, который является пра-пра-правнуком Рут эшет хаиль ми имца?»). Сила эта проявляется в сражениях, отстаивающих идеи Торы, пролагающих пути тикуна. В том, что Рут – «эшет хаиль» мы убедились еще в прошлой главе. Боаз тоже был человеком, способным к битвам, и к концу книги одну из таких битв он будет вести на наших глазах.

Пасуки второй и третий.

ב וַתֹּאמֶר֩ ר֨וּת הַמּֽוֹאֲבִיָּ֜ה אֶֽל־נָעֳמִ֗י אֵֽלְכָה־נָּ֤א הַשָּׂדֶה֙ וַֽאֲלַקֳּטָ֣ה בַֽשִּׁבֳּלִ֔ים אַחַ֕ר אֲשֶׁ֥ר אֶמְצָא־חֵ֖ן בְּעֵינָ֑יו וַתֹּ֥אמֶר לָ֖הּ לְכִ֥י בִתִּֽי׃ ג וַתֵּ֤לֶךְ וַתָּבוֹא֙ וַתְּלַקֵּ֣ט בַּשָּׂדֶ֔ה אַֽחֲרֵ֖י הַקֹּֽצְרִ֑ים וַיִּ֣קֶר מִקְרֶ֔הָ חֶלְקַ֤ת הַשָּׂדֶה֙ לְבֹ֔עַז אֲשֶׁ֖ר מִמִּשְׁפַּ֥חַת אֱלִימֶֽלֶךְ׃

(2) И сказала Нооми Рут Моавитянка: пойду-ка я в поле и стану собирать колосья за кем-нибудь, в чьих глазах найду я милость. И сказала та ей: Ступай, дочь моя! (3) И пошла она, и пришла, и стала собирать (колосья) на поле за жнецами. И случилось, что попала она на участок поля Боаза, который из рода Элимелеха.

Дадим комментарии к ремезу, который здесь содержится. Рут для воспитания своей души решает выйти в «поле», что называется, отправиться в люди. Ремез слова «поле» – это поле жизни, жизненной борьбы. В доме Рут находится под сенью Нооми, но она понимает, что теперь нужно сделать следующий шаг – выйти в народ. Потому что иначе она остановится в своем развитии там, где находится. Тем более, что её статус далеко не ясен, как мы об этом уже говорили. Кто-то её признаёт, кто-то не признаёт, значит, она не может остановиться на достигнутом. А поскольку сейчас идет кцир сеорим, то есть, сфират hа-омер, подчинение дурных начал и страстей, она решает отправиться в народ для контактов с людьми и набора недостающих ей душевных сил и качеств из «шиболет». Это очень интересное слово. Шиболет – это колос, но это же самое слово означает «стремнина»: когда быстро, стремительно несется вода, получается рисунок, похожий на «водяной колос», свивающиеся потоки. Это тоже называется «шиболет». Здесь это слово употребляется в двух смыслах. Шиболет, как стремнина: она научится что-то брать из «стремнин», то есть, из стремительных потоков духовных влияний, которые создают духовные проблемы, а разрешение этих проблем и составляет суть деятельности людей. Рут хочет окунуться в самую гущу, стремнину жизни. В этом шиболет она хочет чему-то научиться. Не прятаться, а наоборот, быть на острие контактов, душевных влияний. А кроме того, слово «шиболет»-  это колос, который несет в себе  зерна и является исходным материалом для изготовления муки, хлеба. Хлеб, как мы говорили, это деятельность, поэтому колос – это предпосылки какой-то деятельности. В данном случае оба значения слова «шиболет» являются значимыми ремезами.

По комментарию Раши, Рут действовала очень и очень осмотрительно. Прежде, чем пускаться в «стремнину» (по ремезу), она размечала пути выхода с поля домой, производила рекогносцировку местности. Раши говорит, что она не просто так шла, она проверяла, где идти, куда, как вернуться домой? Это по пшату. По ремезу, она очень хорошо продумывала ситуацию, чтобы, окунувшись в стремнину, не быть унесенной потоком. Это очень важная характеристика её и урок всем тем, кто хочет «окунуться в поток жизни».

Пасуки с четвертого по седьмой.

ד וְהִנֵּה־בֹ֗עַז בָּ֚א מִבֵּ֣ית לֶ֔חֶם וַיֹּ֥אמֶר לַקּֽוֹצְרִ֖ים יְהוָ֣ה עִמָּכֶ֑ם וַיֹּ֥אמְרוּ ל֖וֹ יְבָֽרֶכְךָ֥ יְהוָֽה׃ הוַיֹּ֤אמֶר בֹּ֨עַז֙ לְנַֽעֲר֔וֹ הַנִּצָּ֖ב עַל־הַקּֽוֹצְרִ֑ים לְמִ֖י הַנַּֽעֲרָ֥ה הַזֹּֽאת׃ ו וַיַּ֗עַן הַנַּ֛עַר הַנִּצָּ֥ב עַל־הַקּֽוֹצְרִ֖ים וַיֹּאמַ֑ר נַֽעֲרָ֤ה מֽוֹאֲבִיָּה֙ הִ֔יא הַשָּׁ֥בָה עִֽם־נָעֳמִ֖י מִשְּׂדֵ֥י מוֹאָֽב׃ ז וַתֹּ֗אמֶר אֲלַקֳּטָה־נָּא֙ וְאָֽסַפְתִּ֣י בָֽעֳמָרִ֔ים אַֽחֲרֵ֖י הַקּֽוֹצְרִ֑ים וַתָּב֣וֹא וַֽתַּעֲמ֗וֹד מֵאָ֤ז הַבֹּ֨קֶר֙ וְעַד־עַ֔תָּה זֶ֛ה שִׁבְתָּ֥הּ הַבַּ֖יִת מְעָֽט׃

 (4) Боаз же как раз пришел из Бейт-Лехема и сказал жнецам: Г-сподь да пребудет с вами! И сказали они ему: да благословит тебя Г-сподь! (5) И сказал Боаз слуге своему, приставленному к жнецам: чья это девица? (6) И сказал в ответ слуга, приставленный к жнецам: эта девица-Моавитянка, что вернулась с Нооми с полей Моавитских. (7) И сказала она: (дай) мне подбирать и собирать меж снопами (колосья) за жнецами. Пришла она и с самого утра по сей час она на ногах, дабы унести немного пропитания домой.

«Шивта hа-баит меат» по пшату, это небольшое количество пищи, которое она хочет унести с собой домой. Сейчас мы будем рассматривать ремезы этих пасуков. Здесь текст, очень богатый ремезами, потому что по пшату не совсем понятно: она пришла, собрала, ну и что? Казалось бы, в чем здесь героизм и почему за этим следует такое значительное развитие событий?

Итак, Боаз возвращается из Бейт Лехема к своим ученикам – жнецы, это не кто иные, как ученики, которые работают над исправлением своих качеств, коцрим, занимающиеся исправлением своих сеорим, своих душевных стихийных сил. Боаз говорит им: «Г-сподь с вами!» в знак одобрения и поддержки их усилий. Это не просто приветствие, а одобрение со стороны Учителя тому, что он наблюдает. Он сразу видит, кто чем занимается, что происходит с людьми так же, как видела Нооми, что происходит с Орпой и с Рут. Словами «Г-сподь с вами!» Боаз констатирует, что его ученики на правильном пути. К своему же посвященному ученику, который над ними поставлен, Боаз обращается с вопросом по поводу Рут, мудрость и целомудрие которой бросились ему в глаза. Об этом говорит комментарий Раши. Боаз видит её поведение, её духовный облик, и она сразу обращает на себя его внимание своими необычными качествами. Он еще с ней не знаком, но он видит, что человек она необычный. Боаз не просто хозяин данного поля, он шофет, руководитель поколения, и ему достаточно бросить внимательный взгляд на человека, чтобы увидеть его сущность.

Ученик Боаза отвечает: это Рут-моавитянка, совершившая условный гиюр и желающая совершить полный; она решила подобрать что-то из еврейских омеров, то есть, набраться еврейских качеств. Омер – это десятая часть ефы (мера муки), десятина, особые, «отборные» качества. Она учится у его учеников, наблюдая за ними. Она хочет набраться еврейских качеств «после» жнецов, то есть, хотя бы даже тех, от которых освобождаются жнецы. Для нее сейчас – это ориентиры роста. Они  отрезают, отдают что-то от себя, а она подбирает за ними. Она идет за ними следом, и то, что после них остается, она подбирает. Здесь проявляются и её скромность, и ум, и силе её характера. Все три месяца, что Рут описывается в этой книге, она предстает перед нами на всё возвышающихся ступенях своего роста. Это книга постоянного движения и роста с первой главы и до самого конца.

Очень интересны здесь ремезы слов бокер и эрев. Бокер, утро, – от глагола «левакер», разбирать, выяснять, то есть, бокер – это ясность. А эрев, вечер, наоборот, смешанность, от глагола «леарев», смешивать. По пшату, бокер, это время, когда начинает проступать зримый мир, появляется свет, и мы можем разобрать, что вокруг нас. А эрев наоборот: все в тенях, все смешивается, «ночью все кошки серы». У слов, «бокер» и «эрев», есть и аналогичный ремез: бокер и эрев – это состояния сознания. Бокер, это когда человек хорошо и ясно понимает, что происходит. Эрев, это когда он или устал, или на пределе своего понимания, когда он набрался максимума на сегодняшний день и начинает терять остроту восприятия. Так вот, Рут занимается своим делом с самого «утра», то есть, с самого момента осознания задачи. А в дальнейшем будет идти речь и про эрев.

«Зе шивта hа-баит меат». Здесь тоже имеется интересный ремез. По пшату «шевет» – от слова «сидение». Получается, это то, благодаря чему она может сидеть дома, жить, то есть, некоторое количество пищи, пропитание. Но если переводить буквально, «шивта hа-баит меат» – это «небольшое сидение в доме». По ремезу здесь интересный смысл. Что такое «hа-баит меат»? Есть слово «микдаш», святыня, Храм, а «микдаш меат» – это синагога. Синагогу называют «малое святилище», микдаш меат. И здесь «hабаит меат» можно понять как некое подобие Храма, вместилища еврейской духовности.  Тогда еще Храма не было, но это некое его духовное подобие. То, чем она сейчас занимается – это приобщение к пребыванию в Доме еврейской духовности, малый бейт микдаш, hа-баит меат.

Восьмой и девятый пасуки.

ח וַיֹּאמֶר֩ בֹּ֨עַז אֶל־ר֜וּת הֲל֧וֹא שָׁמַ֣עַתְּ בִּתִּ֗י אַל־תֵּֽלְכִי֙ לִלְקֹט֙ בְּשָׂדֶ֣ה אַחֵ֔ר וְגַ֛ם לֹ֥א תַֽעֲבוּרִ֖י מִזֶּ֑ה וְכֹ֥ה תִדְבָּקִ֖ין עִם־נַֽעֲרֹתָֽי׃ ט עֵינַ֜יִךְ בַּשָּׂדֶ֤ה אֲשֶׁר־יִקְצֹרוּן֙ וְהָלַ֣כְתְּ אַֽחֲרֵיהֶ֔ן הֲל֥וֹא צִוִּ֛יתִי אֶת־הַנְּעָרִ֖ים לְבִלְתִּ֣י נָגְעֵ֑ךְ וְצָמִ֗ת וְהָֽלַכְתְּ֙ אֶל־הַכֵּלִ֔ים וְשָׁתִ֕ית מֵֽאֲשֶׁ֥ר יִשְׁאֲב֖וּן הַנְּעָרִֽים׃

(8) И сказал Боаз Рут: послушай, дочь моя, не ходи подбирать на другом поле и не уходи отсюда, а оставайся здесь с моими работницами. (9) Смотри, где они жнут на поле, и иди следом за ними. Я же приказал слугам не трогать тебя. А когда захочешь пить, то ступай к сосудам и пей оттуда же, откуда черпают слуги. 

Боаз говорит Рут, что она попала на то поле, где признают её гиюр,  здесь она «пришлась ко двору», поэтому здесь ей и надо оставаться. Боаз обращается к Рут: «Ты слышала, как характеризуют тебя мои ученики? Не ходи же на другое поле. Для тебя это не случайность, не прекращай же своих усилий, «ло таавури мизе», не уходи от этого. Присоединяйся к кругу моих учениц, нааротай, а если у тебя возникнут трудности, и ты падешь духом, («когда ты будешь жаждать»: мы говорили, что маим – это Тора, утолять жажду -это с жаждой учиться), когда тебе не будет хватать знаний и возникнут сомнения, сложности, что неизбежно в ходе набора духовного опыта, духовной работы, то за водами утешения и подкрепления, т.е. за знанием и учением, отправься к моим ученикам, и они дадут тебе из того, что они сами начерпали, и из этого ты утолишь свою жажду». Кроме прямого смысла, есть и духовный. Это не просто поле и подбирание колосьев, а целая школа духовной работы, не только обретение знаний, но и психологическая практика. В общем, это был высокий класс духовной практики – то, что  происходило на этом поле во всех смыслах и на всех его планах.

Пасуки с десятого по семнадцатый.

י וַתִּפֹּל֙ עַל־פָּנֶ֔יהָ וַתִּשְׁתַּ֖חוּ אָ֑רְצָה וַתֹּ֣אמֶר אֵלָ֗יו מַדּוּעַ֩ מָצָ֨אתִי חֵ֤ן בְּעֵינֶ֨יךָ֙ לְהַכִּירֵ֔נִי וְאָֽנֹכִ֖י נָכְרִיָּֽה׃ יא וַיַּ֤עַן בֹּ֨עַז֙ וַיֹּ֣אמֶר לָ֔הּ הֻגֵּ֨ד הֻגַּ֜ד לִ֗י כֹּ֤ל אֲשֶׁר־עָשִׂית֙ אֶת־חֲמוֹתֵ֔ךְ אַֽחֲרֵ֖י מ֣וֹת אִישֵׁ֑ךְ וַתַּֽעַזְבִ֞י אָבִ֣יךְ וְאִמֵּ֗ךְ וְאֶ֨רֶץ֙ מֽוֹלַדְתֵּ֔ךְ וַתֵּ֣לְכִ֔י אֶל־עַ֕ם אֲשֶׁ֥ר לֹֽא־יָדַ֖עַתְּ תְּמ֥וֹל שִׁלְשֽׁוֹם׃ יב יְשַׁלֵּ֥ם יְהוָ֖ה פָּֽעֳלֵ֑ךְ וּתְהִ֨י מַשְׂכֻּרְתֵּ֜ךְ שְׁלֵמָ֗ה מֵעִ֤ם יְהוָה֙ אֱלֹהֵ֣י יִשְׂרָאֵ֔ל אֲשֶׁר־בָּ֖את לַֽחֲס֥וֹת תַּֽחַת־כְּנָפָֽיו׃יג וַ֠תֹּאמֶר אֶמְצָא־חֵ֨ן בְּעֵינֶ֤יךָ אֲדֹנִי֙ כִּ֣י נִֽחַמְתָּ֔נִי וְכִ֥י דִבַּ֖רְתָּ עַל־לֵ֣ב שִׁפְחָתֶ֑ךָ וְאָֽנֹכִי֙ לֹ֣א אֶֽהְיֶ֔ה כְּאַחַ֖ת שִׁפְחֹתֶֽיךָ׃יד וַיֹּאמֶר֩ לָ֨ה בֹ֜עַז לְעֵ֣ת הָאֹ֗כֶל גֹּ֤שִֽׁי הֲלֹם֙ וְאָכַ֣לְתְּ מִן־הַלֶּ֔חֶם וְטָבַ֥לְתְּ פִּתֵּ֖ךְ בַּחֹ֑מֶץ וַתֵּ֨שֶׁב֙ מִצַּ֣ד הַקֹּֽצְרִ֔ים וַיִּצְבָּט־לָ֣הּ קָלִ֔י וַתֹּ֥אכַל וַתִּשְׂבַּ֖ע וַתֹּתַֽר׃ טו וַתָּ֖קָם לְלַקֵּ֑ט וַיְצַו֩ בֹּ֨עַז אֶת־נְעָרָ֜יו לֵאמֹ֗ר גַּ֣ם בֵּ֧ין הָֽעֳמָרִ֛ים תְּלַקֵּ֖ט וְלֹ֥א תַכְלִימֽוּהָ׃ טז וְגַ֛ם שֹׁל־תָּשֹׁ֥לּוּ לָ֖הּ מִן־הַצְּבָתִ֑ים וַֽעֲזַבְתֶּ֥ם וְלִקְּטָ֖ה וְלֹ֥א תִגְעֲרוּ־בָֽהּ׃יז וַתְּלַקֵּ֥ט בַּשָּׂדֶ֖ה עַד־הָעָ֑רֶב וַתַּחְבֹּט֙ אֵ֣ת אֲשֶׁר־לִקֵּ֔טָה וַיְהִ֖י כְּאֵיפָ֥ה שְׂעֹרִֽים׃

 

(10) И пала она ниц, и поклонилась до земли, и сказала ему: чем снискала я милость в глазах твоих, что ты обратил внимание на меня, хотя я и чужеземка? (11) И сказал ей Боаз в ответ: много рассказывали мне обо всем, что сделала ты для свекрови своей по смерти мужа твоего: что оставила ты отца и мать своих, и родную землю свою, и пошла к народу, которого не знала ранее. (12) Да воздаст тебе Г-сподь за твой поступок и да будет тебе воздаяние полным от Господа, Б-га Израиля, за то, что пришла ты, чтоб найти пристанище под крылами Его. (13) И сказала она: да найду я милость в глазах твоих, господин мой, ибо ты утешил меня и обращался к сердцу рабы твоей, хотя я и не стою ни одной из служанок твоих.14) А в час еды сказал ей Боаз: иди сюда и поешь хлеба, и макай в уксус ломоть свой. И села она рядом со жнецами, а он нащипал ей обжаренных колосьев. Она поела и насытилась, да еще осталось. (15) Затем поднялась она, чтобы подбирать, а Боаз наказал слугам своим: пусть подбирает она и меж снопами, вы же не смущайте ее. (16) И от пучков колосьев откидывайте ей и оставляйте, – пусть она подбирает, а вы не укоряйте ее. (17) Так подбирала она на поле до вечера, и смолотила собранное, и вышло около ефы ячменя.

Рут робко благодарит Боаза, и чувствуется, что она очень не уверена в себе. Это ведь её разговор с одним из руководителей народа, она впервые оказалась в такой обстановке, и конечно, несколько растерялась. Боаз хочет её приободрить и говорит ей следующее: «Во время еды, (а еда, как мы уже говорили, это занятие делами) забудь о своем моавитском прошлом, разбей его. Оборот «гоши hалом» означает «подойди сюда», но слово «hалом» в буквальном смысле образовано от глагола «лаhалом», разбивать. Буквально «гоши hалом», это «подойди, чтобы разбить». То есть, Боаз говорит ей, что с его точки зрения, поскольку Рут становится его ученицей, её статус уже не моавитский. Он видит, что сам факт её существования -это удача экспедиции Элимелеха. И то, что она попадает на его поле – не случайность, это симан, знак, живое свидетельство по поводу спорной hалахи, и что за это решение следует бороться именно ему. И в связи с этим он ей говорит, что берет ответственность на себя, берет её под своё покровительство, и она может забыть о своем моавитствком прошлом, разбить, убрать его. Оно не должно довлеть над ней, не должно её сбивать с толку, она уже не моавитянка. Он как бы говорит Рут: «Я «отпускаю» тебе всё твоё моавитское прошлое. Действуй без чувства приниженности. Гордись своей долей и новым путём, который ты пролагаешь».

Откуда мы это видим? «ветавальт питех бахомец» – обмакни свой хлеб в уксус. О чем говорит упоминание слова «уксус», хомец? Это намек на «хамец», символ самоутверждения. Мы знаем, что в Песах человек должен освобождаться от этого чувства в пользу мацы, символа смирения, скромного исполнения долга. Но иногда именно самоутверждение выводит человека из тяжелой, кризисной ситуации. Он ей и говорит: «Очень нужна маца, но в данном случае тебе нужна не маца, а хамец. Ты имеешь право на чувство самоуважения, потому что ты пролагаешь пути, на тебе огромная нагрузка, и тебе не нужно её увеличивать. Ты пролагаешь путь гиюра моавитянок, ты первая ласточка этой весны». И дальше Боаз дает Рут чувство облегчения: «вайицбот ла кали». Он ей отщипнул, дал немножко из кали – прокаленных зерен. Но, с другой стороны, это намек на слово «каль», легкий. То есть, он ей своими речами принес душевное облегчение. Рут обрела ощущение полноты своего бытия. Она насытилась с избытком: ватисба ватотар (от слова йотер). Она насытилась полнотой своей личной судьбы, и еще у нее осталось ощущение задачи, которая на неё возложена. А когда Рут продолжила работу своего тикуна, исправления, о котором мы говорили, Боаз распорядился, чтобы его ученики не смущали Рут своим любопытством, когда она будет заниматься работой «бейн hа-омарим» (между омерами), работой по преодолению своих прежних нееврейских качеств и привычек, и вели себя с ней очень деликатно. А также, чтобы они оставляли ей «мин hа-цватим». Цватим – это маленькие снопики. Корень [צבת] – это вариант встречавшегося нам корня [צבט] («лицбот» – сжать вместе; отщипнуть). В арамейском языке им соответствует корень [צוות], от которого образовано слово «цевет», группа, коллектив.  «Мин hа-цватим» – это «от ваших групп», коллективов духовной практики, «хеврут». «Шоль ташолу ла» – «постоянно выдавайте ей», давайте ей задания по силам, всячески содействуйте её инициативам, чтобы она не чувствовала себя, как «сбоку припека».

У Рут получилось набрать ефу, то есть, десять омеров, по числу сфирот. Это намеки на духовные качества, которые она обрела. Не с пустыми руками возвращается она к Нооми.

Пасук восемнадцатый.

יח וַתִּשָּׂא֙ וַתָּב֣וֹא הָעִ֔יר וַתֵּ֥רֶא חֲמוֹתָ֖הּ אֵ֣ת אֲשֶׁר־לִקֵּ֑טָה וַתּוֹצֵא֙ וַתִּתֶּן־לָ֔הּ אֵ֥ת אֲשֶׁר־הוֹתִ֖רָה מִשָּׂבְעָֽהּ׃

(18) И унесла она (это с собой), и пришла в город, и увидала свекровь ее то, что она собрала; да (еще) вынула она и отдала ей то, что оставила (из еды), после того, как насытилась.

Когда Рут вернулась к Нооми, та увидела происшедшие с ней перемены: чувство уверенности, которое появилось у неё в результате всего происшедшего. Рут продемонстрировала духовный план работы, которую она произвела.

Пасуки девятнадцатый и двадцатый.

יט וַתֹּאמֶר֩ לָ֨הּ חֲמוֹתָ֜הּ אֵיפֹ֨ה לִקַּ֤טְתְּ הַיּוֹם֙ וְאָ֣נָה עָשִׂ֔ית יְהִ֥י מַכִּירֵ֖ךְ בָּר֑וּךְ וַתַּגֵּ֣ד לַֽחֲמוֹתָ֗הּ אֵ֤ת אֲשֶׁר־עָֽשְׂתָה֙ עִמּ֔וֹ וַתֹּ֗אמֶר שֵׁ֤ם הָאִישׁ֙ אֲשֶׁ֨ר עָשִׂ֧יתִי עִמּ֛וֹ הַיּ֖וֹם בֹּֽעַז׃ כ וַתֹּ֨אמֶר נָֽעֳמִ֜י לְכַלָּתָ֗הּ בָּר֥וּךְ הוּא֙ לַֽיהוָ֔ה אֲשֶׁר֙ לֹֽא־עָזַ֣ב חַסְדּ֔וֹ אֶת־הַֽחַיִּ֖ים וְאֶת־הַמֵּתִ֑ים וַתֹּ֧אמֶר לָ֣הּ נָֽעֳמִ֗י קָר֥וֹב לָ֨נוּ֙ הָאִ֔ישׁ מִֽגֹּאֲלֵ֖נוּ הֽוּא׃

(19) И сказала ей свекровь ее: где собирала ты сегодня и где работала? Да будет благословен благодетель твой! И рассказала она свекрови своей, у кого она работала и сказала: того человека, у которого я сегодня работала, зовут Боаз. (20) И сказала Нооми невестке своей: благослови его Г-сподь, который не оставил милостью своей ни живых, ни мертвых. И (еще) сказала Нооми: человек этот из нашей родни, он наш близкий родственник.

Когда Рут сообщает, что работала на поле Боаза, Нооми возблагодарила Г-спода, благословила Боаза и сказала Рут, что он из искупителей их. Из тех, кто может выкупить поле и восстановить на нем имя умершего, о чем будет подробно говориться в следующих главах. Но здесь и интересный намек: слово «гоэль» имеет еще один смысл. «Ми гоалену hу» (не гоалейну, а гоалену!) можно понять не как «из наших искупителей», а как «от нашего Искупителя». В этих словах звучит намек на Машиаха. Боаз причастен духовному источнику искупления еврейского народа и преобразования всего мира. «Ми гоалену hу»: Боаз – представитель нашего Искупителя, Машиаха. В том, что слово «Искупитель» стоит здесь в единственном числе, есть намек.

Пасуки двадцать первый и двадцать второй.

כא וַתֹּ֖אמֶר ר֣וּת הַמּֽוֹאֲבִיָּ֑ה גַּ֣ם ׀ כִּֽי־אָמַ֣ר אֵלַ֗י עִם־הַנְּעָרִ֤ים אֲשֶׁר־לִי֙ תִּדְבָּקִ֔ין עַ֣ד אִם־כִּלּ֔וּ אֵ֥ת כָּל־הַקָּצִ֖יר אֲשֶׁר־לִֽי׃ כב וַתֹּ֥אמֶר נָֽעֳמִ֖י אֶל־ר֣וּת כַּלָּתָ֑הּ ט֣וֹב בִּתִּ֗י כִּ֤י תֵֽצְאִי֙ עִם־נַ֣עֲרוֹתָ֔יו וְלֹ֥א יִפְגְּעוּ־בָ֖ךְ בְּשָׂדֶ֥ה אַחֵֽר׃

(21) И сказала Рут Моавитянка: и еще вот что сказал он мне: «Оставайся со слугами моими, пока не закончат они всей жатвы моей». (22) И сказала Нооми невестке своей Рут: хорошо, дочь моя, что ты будешь выходить (в поле) со служанками его: так не обидят тебя на чужом поле.

Рут говорит, что Боаз велел ей прикрепиться к его ученикам, пока они не закончат всю жатву, кацир – всю ту работу, которую он им дал. А Нооми отвечает ей на это: «Хорошо, дочь моя, чтобы ты находилась с его ученицами, и чтобы не задевали тебя на другом поле». Интересен комментарий Раши пшатовый и ремезовый: Рут сказала «с учениками», а Нооми ей отвечает «с ученицами», потому что из-за примеси моавитского прошлого Рут не почувствовала двусмысленности сказанного. Нооми говорит Рут, что это её удел, это то, что ей  нужно. Она благословляет Рут и подтверждает, что та на правильном пути. На слова Рут о том, что Боаз взял её себе в ученицы и принял на себя роль её наставника, Нооми говорит, что ей выпала большая удача и она не должна больше искать полей, где её могут не признать как моавитянку.

Пасук двадцать третий.

כג וַתִּדְבַּ֞ק בְּנַֽעֲר֥וֹת בֹּ֨עַז֙ לְלַקֵּ֔ט עַד־כְּל֥וֹת קְצִֽיר־הַשְּׂעֹרִ֖ים וּקְצִ֣יר הַֽחִטִּ֑ים וַתֵּ֖שֶׁב אֶת־חֲמוֹתָֽהּ׃

(23) Так и осталась она со служанками Боаза, подбирая (колосья), пока не кончилась жатва ячменя и жатва пшеницы; а жила она у свекрови своей.

Приведем комментарий этого пасука по ремезу. Рут проделала всю работу по освобождению от сеорим – дурных качество и наклонностей. А затем, после Шавуота и до середины тамуза, до бейн hа-мецарим, провела «кцир хитим». Слово «хитим», пшеница,- намек на хет, грех. Кцир хитим – удаление последствий, невольных грехов, остаточных привычек, связанных с прежними грехами. Сеорим – это силы души, качества характера, а то, что остается после их исправления, это уже хитим. Всю эту работу она проделала в течение трех месяцев, от Песаха до середины тамуза, вместе с ученицами Боаза, и пребывала все это время под постоянным духовным попечением Нооми, все время была при ней. Она училась у Боаза и у Нооми, такое замечательное наставничество было у Рут с обеих сторон.

Есть дополнительное замечание по первым двум главам. Оно связано с символикой имен мужей Орпы и Рут. Муж Орпы – Кильён, муж Рут – Махлон. Имя «кильён» от слова «клая», уничтожение, исчерпание. Махлон – от глагола «лимхоль», прощать. Ремезы довольно ясные. Здесь есть интересное соображение, связанное с самим Элимелехом, с его поступком. Сейчас мы подошли к тому, что можно подводить первые итоги моавитской экспедиции Элимелеха, на данном этапе это уже очевидно. И эти аспекты как раз и символизируются именами его сыновей. В поступке Элимелеха два аспекта: чрезмерная строгость в оценке действий окружающих, вызвавшая ответную строгость Высшего суда в отношении его самого, но также и истинное желание исполнить свою миссию тикуна, искупления возвышенного начала, заключенного в Моаве. Имена его сыновей символизируют эти две тенденции. При этом одна, то, что было в нем плохого, пропадает («кильён»). Элимелех получает наказание, и это уходит. А вторая приносит свои плоды – он получает прощение («махлон»). Через Рут идет «мехила», прощение, и создается продолжение Элимелеха. Два сына – это символика качеств отца. Причем прощение относится не только к Элимелеху и его приезду в Моав, но одновременно это и стирание моавитского прошлого Рут. «Махлон» – это исправление всего, символ тикуна.

 

 

 

Глава третья

Пасуки с первого по пятый.

א וַתֹּ֥אמֶר לָ֖הּ נָֽעֳמִ֣י חֲמוֹתָ֑הּ בִּתִּ֕י הֲלֹ֧א אֲבַקֶּשׁ־לָ֛ךְ מָנ֖וֹחַ אֲשֶׁ֥ר יִֽיטַב־לָֽךְ׃ ב וְעַתָּ֗ה הֲלֹ֥א בֹ֨עַז֙ מֹֽדַעְתָּ֔נוּ אֲשֶׁ֥ר הָיִ֖ית אֶת־נַֽעֲרוֹתָ֑יו הִנֵּה־ה֗וּא זֹרֶ֛ה אֶת־גֹּ֥רֶן הַשְּׂעֹרִ֖ים הַלָּֽיְלָה׃ גוְרָחַ֣צְתְּ ׀ וָסַ֗כְתְּ וְשַׂ֧מְתְּ שמלתך (שִׂמְלֹתַ֛יִךְ) עָלַ֖יִךְ וירדתי (וְיָרַ֣דְתְּ) הַגֹּ֑רֶן אַל־תִּוָּֽדְעִ֣י לָאִ֔ישׁ עַ֥ד כַּלֹּת֖וֹ לֶֽאֱכֹ֥ל וְלִשְׁתּֽוֹת׃ ד וִיהִ֣י בְשָׁכְב֗וֹ וְיָדַ֨עַתְּ֙ אֶת־הַמָּקוֹם֙ אֲשֶׁ֣ר יִשְׁכַּב־שָׁ֔ם וּבָ֛את וְגִלִּ֥ית מַרְגְּלֹתָ֖יו ושכבתי (וְשָׁכָ֑בְתְּ) וְהוּא֙ יַגִּ֣יד לָ֔ךְ אֵ֖ת אֲשֶׁ֥ר תַּֽעֲשִֽׂין׃ ה וַתֹּ֖אמֶר אֵלֶ֑יהָ כֹּ֛ל אֲשֶׁר־תֹּֽאמְרִ֥י     (אֵלַ֖י) אֶֽעֱשֶֽׂה׃

(1) И сказала ей свекровь ее Нооми: дочь моя, я ведь ищу тебе отдохновения, чтобы было тебе хорошо. (2) Так вот, родственник наш Боаз, со служанками которого ты была, этой ночью веет он ячмень на току. (3) Омойся же и умастись, и надень на себя одеяния свои, и сойди на ток, но не давай этому человеку узнать себя, пока не кончит он есть и пить. (4) И будет, когда ляжет он (спать), ты выведай то место, где он ляжет, и придешь, и откроешь изножье его, и ляжешь, а он (уже) скажет тебе, что тебе делать. (5) И та сказала ей: я сделаю все, что ты скажешь мне.

Здесь очень много ремезов, к концу книги напряжение сюжета постоянно нарастает. Первое: «Я ищу тебе отдохновения». Маноах – это  «отдохновение». Связанное с ним слово «менуха» (отдых, успокоение) по ремезу означает «осенение, вдохновение». Как сказано: «ве наха алав руах hа-Шем», « и почил на нем дух Вс-вышнего».  Маноах – это мужской род того же слова, и это прочитывается: «я хочу, чтобы ты была осенена духом Свыше». Нооми дает Рут совет, который может её к этому привести.

Далее говорится так: «а сейчас Боаз модатану». Модатану – это необычное слово, построенное вопреки правилам грамматики (вместо модаэну). Мы уже говорили, что слово «мода» означает не просто родственник, но еще и посвященный, придерживающийся тех же взглядов. Во второй главе было: «улеНооми мода леиша», родственник мужа и одновременно человек посвященный, близкий ему по взглядам. Модатану в данном случае имеет тот же смысл. Это два слова, соединенные в одно: «мода итану», то есть, он с нами, посвящен в то же, что и мы. Он также считает, что через Элимелеха должен прийти царь мессианской династии. Он чувствует, что эпоха Судей подходит к концу, и ей на смену должна прийти эпоха мессианской династии, эпоха царя Давида. К этому все идет, и слово «гоэль», «искупитель», будет играть огромную роль в следующей главе. А для того, чтобы через Элимелеха пришел этот царь-искупитель, необходимо призвать в этот мир душу Махлона. Душа его сына должна появиться в этом мире, и она появляется за счет ибума. Ибум – это возвращение души мужа, умершего бездетным, через брак его жены с его близким родственником.

Далеее Нооми говорит Рут о будущих событиях этой ночи. Что это за таинственный ток, и почему сам глава поколения провеивает на току? Это странно, не правда ли? Раши пишет, что это было в середине тамуза, заканчивалась вся страдная пора, а в том поколении было много грабителей и воров, гезель и гнева. Такой любопытный комментарий. Но почему же он сам там находится, разве нельзя нанять стражу? Но в этом комментарии Раши  есть не только пшат, но и ремез. Боаз этой ночью «провеивает ток», «зорэ эт hа-горен». Слово ток, горен, от глагола лигрор, притягивать, собирать. По пшату – туда стягивается всё зерно. Близкий по корню глагол леэгор означает «накапливать, копить», маагар – накопление, запас. Причем, обратите внимание: горен hа-сеорим (ячменя), это очень важно.

Боаз был главой народа, главой поколения, шофет. Этой ночью он совершал капару для всего народа, главой которого он был. Слово зорэ – это «провеивает» в смысле «удаляет», «устраняет» (ср. зар – чужой), он устраняет оттуда всё чужое. Горен сеорим – это тот духовный план, где собирается всё, содеянное евреями под напором их страстей. Мы с вами говорили, что сеора, ячмень, это символ страстей (сеара – буря). Всё это собирается в определенном духовном плане, и духовный руководитель старается устранить оттуда недоустраненное дурное. Это происходит накануне бейн hа-мецарим, это срок подведения итогов годовой работы. Бейн hа-мецарим, это уже ударная проверка, а потом начинается подготовка к Рош-а-Шана. В этом смысле кульминация года, первое его подведение итогов – это как раз середина тамуза. Сделанное необходимо очистить от примеси клипот, провеить, чтобы сохранить ценную сердцевину. В это время он занимался очень важной духовной работой. И то, о чем говорит Раши, – что в этом поколении было много грабителей и воров – имеет прямое отношение к сущности работы, которую проделывал Боаз. Именно на это намекает Раши: там было с кем работать и что исправлять.

Что ей советует в этом смысле Нооми? «Омойся» – смой с себя остаток влечения к аводат гилулим, все воспоминания идолослужения. «Покрой себя» – здесь по комментарию Раши имеется в виду принятие мицвот. «Васахт» (и смажься, умастись) намекает на слово «сукка»: облачись, притяни на себя духовное осенение Свыше. И далее: «одень свои платья». Симла, платье, – это символ качеств, талантов, способностей человека, того, как он проявляется в мире. «Лучшие свои одеяния помести на себя», то есть, соберись с духом, сконцентрируй и прояви свои духовные способности и, поднявшись на свойственную тебе духовную высоту, спустись затем на уровень горен, на уровень, где собираются всякие прегрешения, опустись сверху вниз.

Нооми не случайно говорит «спустись на горен». Неважно, как он был расположен на местности, но по ремезу: «спустись туда». Спустись на уровень горен, но дай сначала Боазу завершить всю его работу тикуна. Тогда ему откроется еще раз, что нет в нынешнем поколении возможности исполнить его задачу – стать звеном в мессианской цепи. Он это увидит и смирится с этим. Слово «ляжет» как раз это и означает: «ходить» – это активно действовать, «стоять» –  молиться, «сидеть» – учиться, обдумывать, а «лежать» – это смириться, не действовать, принимать решение судьбы, каковы бы они ни были. Когда он «ляжет», ты увидишь тот духовный план, на котором упокоится в смирении его душа, и тут ты явишься и откроешь ему возможность действия. Где здесь на это намек? В слове «маргелотав», его подножие. Это намек на слово раглаим, ноги, которое имеет ремез, употребляемый в сочетании шалош регалим, – три повода для хождения. Регель, нога по ремезу – это некий повод, возможность действовать. Руки человека – это силы, которыми он действует, его потенциал. Ноги человека – это внешние возможности, которые ему предоставляются, то, куда он может пойти, чтобы действовать. Так вот, ты откроешь ему «ноги», раскроешь перед ним возможность действия.

Из главы в главу духовная высота Рут растет всё больше и больше. И сейчас Нооми ей говорит: «Сконцентрируйся максимально, поднимись на свою высоту, и ты сможешь показать Боазу то, чего он не видит. У тебя есть возможности, о которых он не подозревает». Вот на какую высоту поднялась Рут: она уже не просто моавитянка, способная на гиюр, не просто хорошая гийорет, которая что-то освоила. Она поднялась на уникальную высоту, так что может даже продемонстрировать нечто главе поколения. Это потрясающий, космический взлёт. И вспомним здесь, как Нооми говорила, что она мара, ей горько, но слово мара было написано с алеф, и это служило намеком на глагол «леhaмри», взлетать. Нооми надеялась на то, что вдруг еще будет взлёт, и здесь проявился как раз тот взлёт, который она тогда предчувствовала. Удивительное событие за несколько часов до их прихода – перемена, происшедшая с Рут, – позволило Нооми этот непроизносимый алеф мысленно добавить.

И далее говорит Нооми: «Ты носительница души Махлона, в тебе есть потенциал его души, а вместе с этим – и канала, по которому в наш мир должна прийти душа Машиаха. В тебе есть такая возможность, которой больше ни у кого нет. И сделав все, о чем было сказано ранее, ты должна самоустраниться в кротости («ты должна лечь») и ждать решения своей судьбы. Ты ему на такую возможность укажешь, а дальше все уже будет зависеть от него».

В пятом пасуке говорится, что Рут принимает всё, сказанное ей Нооми. Там пропущено слово «элай», мне. «Все, что ты (мне) говоришь, сделаю», но слово «мне» пропущено: оно не пишется, но читается. Это намек на её скромность, готовность к самоустранению. Рут действительно сделала hитбатлут, самоустранение, её нет в тексте, её «я» устранено.

Шестой и седьмой пасуки.

 וַתֵּ֖רֶד הַגֹּ֑רֶן וַתַּ֕עַשׂ כְּכֹ֥ל אֲשֶׁר־צִוַּ֖תָּה חֲמוֹתָֽהּ׃

ז וַיֹּ֨אכַל בֹּ֤עַז וַיֵּשְׁתְּ֙ וַיִּיטַ֣ב לִבּ֔וֹ וַיָּבֹ֕א לִשְׁכַּ֖ב בִּקְצֵ֣ה הָֽעֲרֵמָ֑ה וַתָּבֹ֣א בַלָּ֔ט וַתְּגַ֥ל מַרְגְּלֹתָ֖יו וַתִּשְׁכָּֽב׃

 (6) И сошла она на ток, и сделала все так, как наказала ей свекровь ее. 

(7) А Боаз поел и попил, и стало у него хорошо на душе, и пошел он, чтобы лечь (спать) у края груды (зерна). А она подошла тихонько, и открыла изножье его, и прилегла.

Рут поступила так, как научила её Нооми, но она внесла свою коррективу, о которой говорят комментаторы. Она решила поступить скромнее: сначала прийти туда, а потом одеться, чтобы никто не заметил её в таком виде и не подумал, что она блудница. Здесь есть тоже свой ремез, очень интересный. В третьем пасуке было сказано так: пишется ваярадти, а читается ваярадт. Нооми говорит: «ты спустишься», подразумевая: «я спущусь». Почему? По комментариям это значит: «я спущусь вместе с тобой, мои заслуги, мой зхут». А кроме того: «Ты связана с душой Махлона, моего сына, и я спущусь вместе с тобой, мы вместе там будем; я, его мать, и ты, которая станет его матерью».

При этом Рут изменила порядок, что подчеркивает Раши. Сначала спустилась (мы говорим сейчас о ремезе) к духовному плану деяний поколения, а лишь потом облачилась в свои одеяния, дабы не приняли её в духовных мирах за блудницу. В комментарии Раши говорится так: «Если я спущусь украшенная, то «haпогеа би веhароэ оти йомар ше ани зона», сталкивающийся со мной и видящий меня скажет, что я блудница. Здесь очень интересно Раши подбирает слова. Не погеш оти, а погеа би: «погеа» – это столкновение, не просто встретиться, а именно столкнуться с кем-то. А «роэ оти» кажутся лишними словами: зачем говорить и «сталкивающийся» и «видящий»? Это для того, чтобы её не приняли за блудницу в духовных мирах. Почему? ha-погеа би – тот, кто меня затрагивает, это мой ангел-обвинитель, а ha-роэ оти, это, наоборот, мой ангел-хранитель. Она почувствовала, что если она сначала нарядится, а потом спустится в горен, это будет выглядеть, как использование её духовных возможностей в личных интересах, демонстративно и нескромно. Если же она сначала спустится в горен, то та степень наряженности, проявление духовной одаренности, которую он там сможет реализовать (там, в низах, это сделать сложнее), будет знаком благоволения Небес к её действиям. Рут не хочет ничего лишнего, не хочет «перенарядиться». Здесь проявилась органически свойственная ей скромность.

Боаз же примирился во своей судьбой после завершения своего духовного труда. «Вайитав либо», у него стало хорошо на сердце, он примирился. По комментарию Раши, он занимался Торой. Это примирило его с судьбой, он нашел прибежище духа в скромном осознании своей причастности к общему делу, своей лепты в меру сил. Груда, в конце которой он лег – это намек. Что такое груда в данном случае? Тут горен, куда всё стягивается. Груда – это то, что стянуто. Она поднимается, высится, вобрав в себя общее дело, общий труд. А Боаз примостился в самом ее конце, бикцэ hа-арема.  Его устроило, что он где-то с краю, хоть как-то причастен. Этим он и удовлетворился, примостившись с краю той груды, в которую собирались результаты деяний его поколения на горене.

И тут Рут подошла скрытно по раскрывшемуся ей духовному подходу (это все происходит в духовных мирах, не только в физическом) и открыла Боазу возможность изменить итоги его судьбы. То есть, в духовных мирах происходит некое действо, следствие которого проявляется одновременно на земле и на Небе. Кроме того, тут сказано «балат», тихо, скрытно. «Лалут» – это заворачиваться, закутываться. Балат означает «скрытно», букв. «закутано». Здесь явный намек на Лота, от которого и пошел Моав. И то начало святости, которое ушло, скрылось («закуталось») с Лотом, возвращается в лице Рут к потомкам Авраама. Приход Рут необходим, в этом есть её вклад в тикун hа-олам. – возвращение искры Лота. Расхождение Лота и Авраама, было очень драматическим, и важно, чтобы самое главное, самое ценное обязательно вернулось.

Пасуки с восьмого по десятый.

 ח וַֽיְהִי֙ בַּֽחֲצִ֣י הַלַּ֔יְלָה וַיֶּֽחֱרַ֥ד הָאִ֖ישׁ וַיִּלָּפֵ֑ת וְהִנֵּ֣ה אִשָּׁ֔ה שֹׁכֶ֖בֶת מַרְגְּלֹתָֽיו׃ ט וַיֹּ֖אמֶר מִי־אָ֑תְּ וַתֹּ֗אמֶר אָֽנֹכִי֙ ר֣וּת אֲמָתֶ֔ךָ וּפָֽרַשְׂתָּ֤ כְנָפֶ֨ךָ֙ עַל־אֲמָ֣תְךָ֔ כִּ֥י גֹאֵ֖ל אָֽתָּה׃ י וַיֹּ֗אמֶר בְּרוּכָ֨ה אַ֤תְּ לַֽיהוָה֙ בִּתִּ֔י הֵיטַ֛בְתְּ חַסְדֵּ֥ךְ הָאַֽחֲר֖וֹן מִן־הָֽרִאשׁ֑וֹן לְבִלְתִּי־לֶ֗כֶת אַֽחֲרֵי֙ הַבַּ֣חוּרִ֔ים אִם־דַּ֖ל וְאִם־עָשִֽׁיר׃

(8) И было, в полночь вздрогнул этот человек и повернулся, и вот, – женщина лежит у ног его! (9) И сказал он: кто ты? А она сказала: я Рут, раба твоя! Простри крыло (одежды) своей на рабу твою, ибо искупитель ты. (10) И сказал он: благослови тебя Г-сподь, дочь моя! Эта твоя последняя милость (еще) лучше первой – не пошла ты за юношами, ни за бедными, ни за богатыми.

Боаз хвалит Рут за то, что она не пошла за юношами, выбирая, какой из них беден, а какой из них богат, а полностью посвятила себя некоей задаче. То есть, она полностью стала орудием исполнения своей особой миссии.

Рассмотрим подробные комментарии. Полночь – время максимального пробуждения мидат hа-дин, меры суда, ответственности. На Боаза напал страх, опасение, что за ним числится еще нечто, что выпало из его памяти, из его поля зрения, чего он не учел, и что Небом он не принят, такое ощущение, что он и его работа отвержены. Но тут он почувствовал, что какая-то внешняя благоволящая к нему сила облекает его, почувствовал вокруг себя какую-то помощь, духовное облачение. И внезапно он обнаруживает, что у него еще есть перспектива судьбы: женщина у его подножья. Подножье, как мы уже говорили, это возможности действия (маргелот регель). И вот там она шохевет, никакой активности с её стороны нет, она все предоставляет ему на полный его выбор. Рут открывает ему себя и просит простереть крылья над ней, ибо через него, Боаза может сойти в этот мир гоэль, Искупитель. Речь идет о Машиахе: это не просто выкуп поля по пшату, а гоэль, одновременно искупающий и её мужа Махлона. Оба аспекта гоэля сливаются тут воедино. Это и выкупающий поле, и одновременно гоэль, Искупитель в мессианском смысле слова. Нооми об этом знала, об этом шла речь и это мы видим по тексту книги, но путь его в этот мир необходимо проложить, преодолев множество препон.

Боаз говорит Рут, что она благословенна перед Вс-вышним. Она личность, подобная Тамар, о чем говорится в конце главы четвертой. Как мы знаем, у Тамар тоже была история с ибумом. Два её мужа умерли, а потом родился сын Зерах, который был перевоплощением первого из них, Эра. Та же идея ибума с перевоплощением, прямая параллель с Тамар. Тамар стоит в начале эпохи формирования мессианской династии, а в завершении его – Рут. Это две грандиозные фигуры, отмечающие собою вехи мессианского плана истории. Рут для Боаза уже не просто необычная, удивительная моавитянка, она дорастает до совершенно исключительного уровня, и он в конце книги прямо сравнивает её с Тамар. Её нынешний хесед по отношению к умершему Махлону превзошел хесед, совершенный ранее по отношению к живым.

 

Пасук одиннадцатый.

יא וְעַתָּ֗ה בִּתִּי֙ אַל־תִּ֣ירְאִ֔י כֹּ֥ל אֲשֶׁר־תֹּֽאמְרִ֖י אֶֽעֱשֶׂה־לָּ֑ךְ כִּ֤י יוֹדֵ֨עַ֙ כָּל־שַׁ֣עַר עַמִּ֔י כִּ֛י אֵ֥שֶׁת חַ֖יִל אָֽתְּ׃

(11) Итак, дочь моя, не бойся! Все, что ты скажешь, сделаю я для тебя, потому что всем (людям) у ворот народа моего известно, что ты женщина героическая.

 

Все главы народа, говорит Боаз, коль шаар ами, «все врата народа моего», то есть, все мудрецы, собирающиеся там, знают, что Рут – героиня, прошедшая серьёзнейшие испытания и выстоявшая в них. Боаз, названный ранее «гибор хаиль», здесь называет Рут «эшет хаиль», женщиной героической (преисполненной силы духа), этот титул он ей торжественно присваивает.

Пасуки двенадцатый и тринадцатый.

יב וְעַתָּה֙ כִּ֣י אָמְנָ֔ם כִּ֥י אם (  ) גֹאֵ֖ל אָנֹ֑כִי וְגַ֛ם יֵ֥שׁ גֹּאֵ֖ל קָר֥וֹב מִמֶּֽנִּי׃יג לִ֣ינִי ׀ הַלַּ֗יְלָה וְהָיָ֤ה בַבֹּ֨קֶר֙ אִם־יִגְאָלֵ֥ךְ טוֹב֙ יִגְאָ֔ל וְאִם־לֹ֨א יַחְפֹּ֧ץ לְגָֽאֳלֵ֛ךְ וּגְאַלְתִּ֥יךְ אָנֹ֖כִי חַי־יְהוָ֑ה שִׁכְבִ֖י עַד־הַבֹּֽקֶר׃

(12) А теперь, хотя и верно то, что я – близкий родственник («искупитель»), но есть еще родственник, более близкий, чем я. (13) Переночуй (здесь) эту ночь, а утром, если выкупит он тебя – хорошо, пусть выкупит, если же он не захочет выкупить тебя, то выкуплю тебя я, сидетель Г-сподь! Полежи до утра. 

Боаз говорит: у меня действительно есть потенциал искупления, но есть человек ближе меня, «выше меня по течению». Речь идет о его дяде, который стоит ближе к Элимелеху. Этот человек не захотел выступить в роли искупителя, об этом будет говориться в следующей главе, имя его Тов. Но преподносит его Тора, что это имя завуалировано. Написано: «веим йигъалех – тов», и если он тебя искупит – хорошо, пусть искупит (а если нет, то нет); а второе прочтение – «и если тебя искупит Тов, то пусть искупит». То есть, имя Тов завуалированно. Он как бы вошел в текст книги и не вошел. За то, что он не захотел выступить в роли искупителя, его присутствие оказалось подобным тени. Теоретически он мог войти в династию, стать звеном в этой цепи, он имел на это все права, но он не захотел, и теперь он присутствует, лишь как тень. Нельзя сказать, что он поступил неправильно, у него были на это свои основания, поэтому он и присутствует. Но он не смог подняться выше себя, и поэтому он только тень своей нереализованной возможности.

Рассмотрим подробно ремезы этих пасуков. Если с Элимелехом связан канал мессианского искупления мира, то право первенства в этом смысле у Това, родного брата Элимелеха. В комментарии на это место Раши приводит в качестве примера рассказ о пленении Лота. В этом ремез ко всей истории Рут. Это, кстати говоря, демонстрация того, что такое комментарий Раши: пшат, в сердцевине которого ремез. Теперь посмотрим, как он это подает незаметно: если не искать – не увидишь! В тексте Книги Рут написано «если», а читать это слово не надо, то есть, Боаз говорит о себе как бы с некоторым сомнением: он знает, что есть искупитель, который ближе его. Спрашивается, зачем вообще все это так сложно подано? «Амар Раби Йеhошуа бен Леви: – приводит Раши, – Салмон (отец Боаза), Элимелех и Тов были три брата». А зачем в дальнейшем при обращении к Тову Боаз говорит: «у брата нашего Элимелеха», почему он дядю называет братом? В иврите человек может своего дядю назвать братом. На русском тоже, кстати, «брат» имеет обобщенный смысл, как символ близкого человека. И в подтверждение Раши приводит интересный пример из книги Берешит: «вайишма Авраhам ки нишба ахив». «И услышал Авраам, что пленен брат его». Речь шла о пленении Лота. С одной стороны, это вроде бы подтверждение возможности употребления слова «ах» в данном тексте, всё по пшату. С другой стороны, он в подтверждение привел именно это место: «услышал Авраам, что его брат пленён». На что Раши этим намекает нам?

Авраам услышал не просто что кто-то где-то, а что именно брат его пленён, то есть, он чувствовал братское отношение к Лоту и ответственность за него. Раши тем самым подчеркивает нам братское чувство Авраама к Лоту, тесную связь между ними. В контексте истории возвращения искры Лота в лоно народа Авраамова, которую мы сейчас рассматриваем, Раши приводит цитату, в которой можно это усмотреть. Выбор цитаты здесь не случаен. В пасуке седьмом было сказано «балат», (она вошла) скрытно, и в этом также был намек на имя Лота.

Далее Боаз говорит Рут: «лини по hа-лайла». Мы уже говорили, что глагол «лалун», по ремезу означает «возносить мольбы, жаловаться, изливать душу», тлуна – жалоба. «Лини по hа-лайла» означает «молись этой ночью, возноси свои молитвы о том, что ты безмужняя, о том, что ты не можешь выполнить свою миссию, потому что эта ночь для тебя судьбоносная». Есть интересный комментарий Раши на эти слова. «Лини по hа-лайла» – «лини бело иш», говорит Раши, «ночуй без мужа». Казалось бы, понятно: вопрос о замужестве будет решаться только на следующий день! Эти слова кажутся излишними, зачем здесь подчеркнуто «лини бело иш»? Раши дает понять по ремезу, о чем именно «лини» (молись), о чем будут твои мольбы? О том, что ты безмужняя, у тебя нет возможности исполнить свою миссию. «Лини бело иш», это по пшату «ночуй без мужа», а по ремезу – о чем молись.

«Ве hайа вабокер», а наутро… Мы уже говорили о значениях слов утро и вечер: вечер, когда все смешивается, путается в сознании человека, а утро – прояснение. Ночью на Небе будет решаться твоя судьба. Понятно, что все, что может сделать, Боаз сделает, а всё, что могла сделать Рут, она уже сделала и теперь ей ничего больше делать не надо. А наутро, по выяснении твоей судьбы, ты обретешь мужа, благодаря которому ты исполнишь свою миссию возвращения искры святости Лота в лоно потомков Авраама.

Четырнадцатый пасук.

יד וַתִּשְׁכַּ֤ב מַרְגְּלוֹתָו֙ עַד־הַבֹּ֔קֶר וַתָּ֕קָם בטרום (בְּטֶ֛רֶם) יַכִּ֥יר אִ֖ישׁ אֶת־רֵעֵ֑הוּ וַיֹּ֨אמֶר֙ אַל־יִוָּדַ֔ע כִּי־בָ֥אָה הָֽאִשָּׁ֖ה הַגֹּֽרֶן׃

(14) И пролежала она у ног его до утра, и встала прежде, чем один человек может узнать другого. И сказал он: пусть же не знают, что на ток приходила женщина. 

Поутру, когда на Небе вынесено решение о ней, Рут «встает», собирается с силами, т.е. обретает максимально активный настрой. Настало время действовать. Теперь её выход. «Бетерем якир иш эт рээhу», прежде чем человек узнает ближнего своего. По пшату – пока еще люди не видят друг друга, пока на улице темно. По ремезу – прежде, чем иш, Боаз, выяснит мнение ближнего своего, Това. При этом Боаз говорит Рут, что необходимо сохранить в тайне всё, что произошло.

Пятнадцатый пасук.

טו וַיֹּ֗אמֶר הָ֠בִי הַמִּטְפַּ֧חַת אֲשֶׁר־עָלַ֛יִךְ וְאֶֽחֳזִי־בָ֖הּ וַתֹּ֣אחֶז בָּ֑הּ וַיָּ֤מָד שֵׁשׁ־שְׂעֹרִים֙ וַיָּ֣שֶׁת עָלֶ֔יהָ וַיָּבֹ֖א הָעִֽיר׃

(15) И сказал он ей: дай платок, который на тебе, и подержи его. И она держала его, а он отмерил ей шесть (мер) ячменя и положил ей (на плечи), а (сам) пошел в город.

По пшату – он отмерил ей шесть каких-то мер ячменя, но в тексте буквально сказано «шеш сеорим», шесть ячменей, поэтому условно скажем «шесть колосков», и понятно, что здесь есть ремез.

Вернемся немного назад и рассмотрим поведение Рут в эту ночь. В этом уроки правильного образа действий. Сначала самоустранение во время решения судьбы Свыше. Она должна лечь: когда человек всё сделал и ждет решения, он должен быть готовым принять все, что ему выпадет, как бы самоустраниться. А затем ему необходим активный, оптимистический настрой, когда настало время действовать. Сейчас будет показано, что ей предстоит проделать духовную работу над собой, себя мобилизовать и подготовить. А в ту ночь ей было сказано: ничего не делать. Примириться с любой участью, как сделал Боаз до этого. А после – готовность действовать. Понятно, что она не играет активную роль по пшату, действует Боаз, но в зависимости от того, как сейчас будут настроены Рут и Нооми, дело повернется тем или иным образом. Настаёт судьбоносный момент, мы это увидим из следующей главы, где подробно показано нарастание драматизма.

Теперь рассмотрим, что такое «hа-митпахат». Ремез этого слова приводится у раби Нахмана в 63-й главе Ликутей Моhаран. «Митпахат» – это готовность принятия на себя миссии. Миссия связана со словом «тефах».  «Тефах» – букв. «место хлопкак». По пшату – пядь, длина ладони, от глагола «литпоах», хлопнуть (хлопок ладони). Производный глагол «летапеах» означает «похлопывать», «холить», «лелеять». «Митпахат», это принятие на себя миссии заботы о других, о мире и живущих в нем.

Шеш сеоримсеорим» – мощные силы) по ремезу – это шесть типов влияний в мире. Слово «тефах» по ремезу означает «забота», «влияние», а слово «митпахат» – это собрание всех тефахов. Эти шесть типов духовного влияния на мир связаны со сфирот. Раби Нахман называет эти влияния «шесть тефахов», а здесь они названы «шесть сеорим», как указание на мощные силы, которые есть в человеке, и которые следует направить к добру. Здесь же по ремезу сообщается, что Боаз дает Рут посвящение. В пасуке пятнадцатом дается сцена посвящения, в которой Боаз как духовный наставник поколения, цадик, открывает Рут источники сил влияния, которые ей для её миссии необходимы.  Посвящение при этом остается действительным при любом варианте замужества Рут, это духовное посвящение для исполнения миссии. Небесный суд выносит  решение по поводу Рут, оно бабокер (по выяснению) сообщается Боазу, и он её посвящает. Уже решено, что через неё придет мессианская династия. Вопрос, через Това это будет или Боаза, еще предстоит решить. Вот тут и необходима её дополнительная духовная работа. Это то, что от неё зависит. Она выбирает именно такой вариант: Боаз, а не Тов. И здесь надо действовать, внести свой вклад.

Пасуки шестнадцатый и семнадцатый.

טזוַתָּבוֹא֙ אֶל־חֲמוֹתָ֔הּ וַתֹּ֖אמֶר מִי־אַ֣תְּ בִּתִּ֑י וַתַּ֨גֶּד־לָ֔הּ אֵ֛ת כָּל־אֲשֶׁ֥ר עָֽשָׂה־לָ֖הּ הָאִֽישׁ׃ יזוַתֹּ֕אמֶר שֵׁשׁ־הַשְּׂעֹרִ֥ים הָאֵ֖לֶּה נָ֣תַן לִ֑י כִּ֚י אָמַ֣ר     (אֵלַ֔י) אַל־תָּב֥וֹאִי רֵיקָ֖ם אֶל־חֲמוֹתֵֽךְ׃

(16) И пришла она к свекрови своей, а та спросила: кто ты, дочь моя? И рассказала она ей обо всем, что сделал для нее тот человек. (17) И сказала она: эти шесть (мер) ячменя он дал мне, сказав: «Не приходи к свекрови своей с пустыми (руками)!»

По возвращении Рут к Нооми та спрашивает: «Кто ты, дочь моя?». При этом имеется в виду: в каком статусе, в каком духовном облике ты вернулась? Иначе не понятно, в чем смысл этого вопроса. Рут рассказывает Нооми о  посвящении, данном ей Боазом, демонстрируя шесть сеорим, и о деле с замужеством. В следующем пасуке пропущено слово «элай»: это слово не пишется, хотя оно читается. Это знак того, что скромность не покинула Рут, несмотря на ту ступень, на которую она возвысилась благодаря посвящению. За эту ночь она духовно возвысилась грандиозно, и, тем не менее, осталась той же самой Рут. Готовясь идти туда, она пропускает слово «элай» (глава 3, пасук 6), и по возвращении оттуда опять его пропускает.

Пасук восемнадцатый.

יחוַתֹּ֨אמֶר֙ שְׁבִ֣י בִתִּ֔י עַ֚ד אֲשֶׁ֣ר תֵּֽדְעִ֔ין אֵ֖יךְ יִפֹּ֣ל דָּבָ֑ר כִּ֣י לֹ֤א יִשְׁקֹט֙ הָאִ֔ישׁ כִּֽי־אִם־כִּלָּ֥ה הַדָּבָ֖ר הַיּֽוֹם׃

 (18) И та сказала: посиди (здесь), дочь моя, пока не узнаешь, как обернется дело, потому что человек этот не успокоится, пока сегодня же не окончит этого дела.

Комментарии на эти слова очень интересные. Нооми видит, что дело идет к благополучному и быстрому финалу. Вся та картина, которую она наблюдает, все перемены, происшедшие с Рут, укрепляют её уверенность в этом.

Нооми советует Рут хорошо обдумать её нынешнюю духовную реальность, всмотреться в нее с точки зрения Торы. Откуда мы это видим? «Посиди здесь, дочь моя» – говорит она ей, а «сидеть» по ремезу – это обдумывать. Нооми говорит Рут: «посиди здесь», то есть, сосредоточься, обдумай. Это та степень активности, которая от неё сейчас требуется. Не ходить, не делать, это сейчас в руках Боаза, и даже не стоять («молиться») – её молитва уже принесла плоды. Её участие сейчас заключается в том, что она должна дать своим настроем духовное сопровождение действиям Боаза.

Теперь по поводу вопроса Нооми: «Кто ты, дочь моя?». Новый духовный облик Рут был неожиданностью для Нооми. Она не рассчитывала увидеть Рут в таком новом духовном облачении, потому что посвящение человека кардинально меняет его. Боаз не просто её признал – он её еще раньше, в прошлой главе признал своей ученицей. Боаз посвящает Рут, открывает ей источники духовных сил, на что намекают слова «митпахат», «тефах», «шеш сеорим», о которых мы говорили выше. Рут возвращается преображенной. Нооми прочила её в жены Боазу или другому гоэлю для разрешения её личной ситуации, связанной с неопределенностью гиюра и воплощения души Махлона. Но Нооми не предполагала, что Боаз даст Рут полное посвящение и признание её личной исключительности, получившие подтверждение Свыше. Это открылось Боазу бабокер, «к утру», «по выяснению», как знак Свыше после завершения небесного суда в ту судьбоносную ночь. Способность Рут сойти в горен, место устранения клипот, где Боаз работал, и при этом сохранить свою внутреннюю высоту и скромность, оказалась решающей в определении её судьбы. Она взяла на себя риск, но сумела справиться с этим испытанием, и это было засчитано ей. Её переживания при этом событии и особая духовная сила, вполне развившаяся в ней и проявленная сейчас, закрепили за ней статус эшет хаиль, героини духа.

 Рут не просто принимают в еврейство и делают ученицей высокого ранга, она получает благословение на особую миссию. Миссия Рут – завершение миссии Тамар. В начале пути основания мессианской династии была Тамар, в завершении – Рут. Её миссия была в присоединении к мессианской династии также и иноплеменниц, избранных Свыше. Мессианская династия не только для еврейства, но и для всего мира, и для того, чтобы её сделать всемирной, необходимо, чтобы она была упрочена в самых своих корнях иноплеменницами. Сначала это была Тамар, иноплеменница из народа, для которого не было запрещения принимать гиюр. А в конце – последний, решающий прорыв, который  должен был пробить скалу – моавитянка Рут, по поводу гиюра которой были большие сомнения. Эти сомнения все еще преследовали её потомка, царя Давида при его жизни. Ей нужно было опуститься в горен, в самую гущу нижнего мира, чтобы взлететь в Небо.

Глава четвертая

Пасуки с первого по четвертый.

א וּבֹ֨עַז עָלָ֣ה הַשַּׁעַר֮ וַיֵּ֣שֶׁב שָׁם֒ וְהִנֵּ֨ה הַגֹּאֵ֤ל עֹבֵר֙ אֲשֶׁ֣ר דִּבֶּר־בֹּ֔עַז וַיֹּ֛אמֶר ס֥וּרָה שְׁבָה־פֹּ֖ה פְּלֹנִ֣י אַלְמֹנִ֑י וַיָּ֖סַר וַיֵּשֵֽׁב׃ ב וַיִּקַּ֞ח עֲשָׂרָ֧ה אֲנָשִׁ֛ים מִזִּקְנֵ֥י הָעִ֖יר וַיֹּ֣אמֶר שְׁבוּ־פֹ֑ה וַיֵּשֵֽׁבוּ׃ ג וַיֹּ֨אמֶר֙ לַגֹּאֵ֔ל חֶלְקַת֙ הַשָּׂדֶ֔ה אֲשֶׁ֥ר לְאָחִ֖ינוּ לֶֽאֱלִימֶ֑לֶךְ מָֽכְרָ֣ה נָֽעֳמִ֔י הַשָּׁ֖בָה מִשְּׂדֵ֥ה מוֹאָֽב׃ ד וַֽאֲנִ֨י אָמַ֜רְתִּי אֶגְלֶ֧ה אָזְנְךָ֣ לֵאמֹ֗ר קְ֠נֵה נֶ֥גֶד הַיֹּֽשְׁבִים֮ וְנֶ֣גֶד זִקְנֵ֣י עַמִּי֒ אִם־תִּגְאַל֙ גְּאָ֔ל וְאִם־לֹ֨א יִגְאַ֜ל הַגִּ֣ידָה לִּ֗י ואדע (וְאֵֽדְעָה֙) כִּ֣י אֵ֤ין זוּלָֽתְךָ֙ לִגְא֔וֹל וְאָֽנֹכִ֖י אַֽחֲרֶ֑יךָ וַיֹּ֖אמֶר אָֽנֹכִ֥י אֶגְאָֽל׃

(1) И поднялся Боаз к (городским) вратам, и сел там. И вот, идет мимо тот самый близкий родственник, о котором говорил Боаз. И сказал он: заверни-ка, такой-то, присядь здесь. И свернул тот, и сел. (2) И взял (Боаз) десятерых мужей из старейшин города, и сказал: присядьте здесь. И они сели. (3) И обратился он к родственнику: Нооми, вернувшаяся с полей Моавитских, продает участок поля, что принадлежал брату нашему, Элимелеху. (4) И подумал я: обращусь-ка я к слуху твоему, сказав: выкупай (участок) перед сидящими (здесь) и перед старейшинами народа моего. Если (хочешь) выкупить, то выкупай, а если не выкупит (тот, кто обязан выкупить), то скажи мне, чтобы я знал, ибо нет (более близкого), чем ты, чтобы выкупить, а я – (следующий) после тебя. И сказал тот: я выкуплю. 

Близкий родственник, гоэль, это тот самый Тов, искупитель, о котором говорил Боаз Рут. Боаз отправляется к вратам города. У слова «врата» здесь два плана: земной план – это врата Бейт Лехема, а по ремезу – это врата Города в Вышнем мире. Потому что город, ир, имеет по ремезу смысл духовного построения. Примером могут служить нижний Иерусалим и верхний Иерусалим, Йерушалаим шель мата и Иерушалаим шель мала. Ремез слова «ир» встречается и в Мегилат Эстер.

Боаз отправляется и на физическом, и на духовном плане, к вратам города, и там ждет встречи, опять же на двух планах. На физическом плане Боаз ждет встречи с Товом, который должен там пройти. А на высшем плане он ждет встречи с Машиахом, с Искупителем в высшем смысле.

Итак, Боаз ждет Това. Он появляется, и действие идет одновременно в двух планах, как и в Мегилат Эстер. Там, когда написано «hа-мелех», имеется в виду Царь Небесный (а Ахашверош – Его тень), а когда говорится «hа-мелех Ахашверош», это именно Ахашверош. В этой главе Книги Рут действие тоже происходит сразу в двух планах. Тов проходит, и Боаз обращается к нему, но не просто как к частному лицу, а как к носителю мессианского начала, гоэлю, человеку из числа тех, через которых может пройти канал воплощения Машиаха в этом мире. Он спрашивает его перед лицом старейшин города, готов ли он исполнить свою миссию передачи мессианского начала через Рут к душе Махлона. Сначала Боаз говорит о части наследия Элимелеха, которое отдает Нооми. Идет обращение к Тову, хочет ли он в этом участвовать, а к Гоэлю, Машиаху, – о согласии Свыше на это. При этом Тов назван «плони алмони», букв. «такой-то». Мы уже говорили, что Тов не назван в тексте явным образом по имени, его имя завуалировано. И здесь оно тоже завуалировано в виде «плони алмони». Но одновременно слова «плони алмони» по ремезу относятся к самому Машиаху. Что такое «плони алмони» в буквальном смысле слова? По комментариям, «плони» – это скрытый, от слова «пеле», чудо, то, что скрыто, отделено от обыденного (глагол «леhафлот» –  отделять). А «алмони», это не проявляющий себя, не заявляющий о себе (от «илем» – бессловесный, немой). То есть, можно сказать так: «скрытый и безмолвный», не проявляющий себя активно. Машиах – «плони алмони»: он в мире, но он скрыт и безмолвен.

Боаз говорит Тову: «Если ты выкупишь, выкупи», и прибавляет при этом, обращаясь ко Вс-вышнему:  «А если он не выкупит, то скажи мне, дай мне знать, и тогда я стану мужем Рут, и через меня, потерявшего уже всякую надежду на продолжение рода, сможет прийти в мир душа Махлона, звено в цепи мессианской династии». Откуда это видно? Говорится в четвертом пасуке: «Если ты выкупишь, выкупи, а если он не выкупит…» Идет обращение уже в третьем лице. К кому? Можно сказать, что это обращение к сидящим, но одновременно тут прочитывается по ремезу обращение к Машиаху. И далее: «то скажи мне, и я буду знать». Эти слова обращены по ремезу к Машиаху, а по пшату – к Тову. Само построение обращений в тексте подчеркивает двуплановость этого разговора.

При этом пишется «вээда», «я буду знать», а читать следует «вээдъа», желательная форма, «и да буду я знать». На это Тов отвечает: «Я согласен». Он берется стать искупителем.

Пасуки пятый и шестой.

ה וַיֹּ֣אמֶר בֹּ֔עַז בְּיוֹם־קְנֽוֹתְךָ֥ הַשָּׂדֶ֖ה מִיַּ֣ד נָֽעֳמִ֑י וּ֠מֵאֵת ר֣וּת הַמּֽוֹאֲבִיָּ֤ה אֵֽשֶׁת־הַמֵּת֙ קניתי (קָנִ֔יתָ) לְהָקִ֥ים שֵׁם־הַמֵּ֖ת עַל־נַֽחֲלָתֽוֹ׃ ו וַיֹּ֣אמֶר הַגֹּאֵ֗ל לֹ֤א אוּכַל֙ לגאול־ (לִגְאָל־) לִ֔י פֶּן־אַשְׁחִ֖ית אֶת־נַֽחֲלָתִ֑י גְּאַל־לְךָ֤ אַתָּה֙ אֶת־גְּאֻלָּתִ֔י כִּ֥י לֹֽא־אוּכַ֖ל לִגְאֹֽל׃

(5) И сказал Боаз: в день, когда ты купишь поле у Нооми, (ты купишь его) и у Рут Моавитянки; жену умершего приобрел ты, чтобы восстановить имя умершего в его уделе. (6) И сказал тот родственник: не могу я выкупить (его) для себя, чтобы не расстроить своего удела. Выкупай ты для себя то, что я мог бы выкупить, потому что я выкупить не смогу.

Тов берется стать искупителем, но, когда узнает, что для этого необходимо жениться на Рут, он отказывается, считая, что моавитянка не может войти в сообщество Вс-вышнего. Тов придерживается такой версии hалахи, или, по крайней мере, он считается с ней и не готов рисковать. Он передает свои права искупителя Боазу.

Боаз надеялся на это. Откуда мы это видим? Боаз говорит: «Учти, что в день, когда ты покупаешь этот участок поля, ты покупаешь (приобретаешь как обязанность) восстановить имя умершего». Пишется «канити», «я приобретаю», а читается «канита», «ты приобретаешь». Здесь есть намек на то, что он хотел бы купить, но признает право выбора за Товом. Он даёт Тову полную возможность осуществить его право, ему никоим образом не мешает. Но есть у него затаенная надежда, и Боаз, естественно, с радостью принимает на себя эту роль.

Седьмой пасук.

ז וְזֹאת֩ לְפָנִ֨ים בְּיִשְׂרָאֵ֜ל עַל־הַגְּאֻלָּ֤ה וְעַל־הַתְּמוּרָה֙ לְקַיֵּ֣ם כָּל־דָּבָ֔ר שָׁלַ֥ף אִ֛ישׁ נַֽעֲל֖וֹ וְנָתַ֣ן לְרֵעֵ֑הוּ וְזֹ֥את הַתְּעוּדָ֖ה בְּיִשְׂרָאֵֽל׃

(7) А в Израиле так велось издревле при выкупе и при обмене для подтверждения всякого дела: один снимал свой туфель и отдавал другому, это и было в Израиле свидетельством. 

Почему именно так? Потому что это необычное действие. Мало ли, кто что говорит, или, не вникая, автоматически делает. А тут такая вещь, которую автоматически не сделаешь. Если человек снял туфель и передал на глазах свидетелей, то совершенно очевидно, что он хорошо всё взвесил, продумал и сделал выбор, который становится фактом, и дело обратного хода не имеет.

Теперь комментарии на эти слова. По пшату идёт передача прав от Това к Боазу. По ремезу – это общий принцип уступания первенства. В судьбоносные моменты еврейской истории оно должно быть передано от получившего его естественным путем (по наследству, и тому подобное) тому, кто избран Свыше прямым указанием или ходом событий.

«Везот лефаним бэИсраэль» – по пшату: «и так раньше обстояло дело в Израиле», а по ремезу: «в этом принцип первенства в Израиле». Слово «лефаним», имеющее значение «раньше», «впереди» (ср. «лифнэй», перед) является намеком на первенство: кто впереди? Это «лефаним» символизирует идею первенства, первородства. Вот так обстоит дело в Израиле в том, что касается магистральных вещей, связанных с еврейской миссией.

«Аль hа-геула веаль hа-тмура», об искуплении и замене, то есть, о передаче роли в процессе геулы, перемене первенства, смене эстафеты. Тот, кто родился первым, уступает место лидера второму. Тмура относится к геуле. Это смена в вопросах первородства.

«Лекайем коль давар» – дабы упрочить всякое дело, чтобы это имело законную силу.

«Шалаф иш эт наало ве натан лереэhу», снимал человек свой туфель и отдавал другому. Здесь ремезом является слово «нааль». «Нааль» – это туфель, а глагол «линъоль» означает «запирать». Слово «нааль» – букв. «запирание». Если у человека есть естественное право на что-либо, то это его полное право. Он может выбирать, делать это самому или передать другому, но его нельзя обойти, нельзя это сделать без его согласия. Это его «нааль», «запирание на ключ». Если человек родился первенцем, у него есть право не дать возможность другому быть первенцем. Это его естественное, врожденное право, и для того, чтобы оно перешло к другому, необходимо, чтобы он от этого права отказался. Он должен «лишлоф», «снять», «стянуть с себя» это своё право, подобно туфлю, и передать другому. Все взвесив, продумав, добровольным, а не принудительным согласием передать ему такую возможность. Носитель роли, имеющий право блокирования её исполнения для всех остальных, снимает это блок («нааль») и передает права другому.

И заканчивается этот пасук словами: «везот hа-теуда бэИсраэль» – и это свидетельство в Израиле. По ремезу: и в этом свидетельство в связи с идеей Израиля. Идея Израиля – это идея исправления мира, тикун hа-олам. Смысл этих слов заключается в том, что такое событие, когда первородство передается другому (естественно, по знаку Свыше) есть не что иное, как подтверждение того, что за этим кроется нечто очень серьёзное, связанное с магистральным направлением в миссии Израиля.

Пасуки с восьмого по десятый.

ח וַיֹּ֧אמֶר הַגֹּאֵ֛ל לְבֹ֖עַז קְנֵה־לָ֑ךְ וַיִּשְׁלֹ֖ף נַֽעֲלֽוֹ׃ ט וַיֹּאמֶר֩ בֹּ֨עַז לַזְּקֵנִ֜ים וְכָל־הָעָ֗ם עֵדִ֤ים אַתֶּם֙ הַיּ֔וֹם כִּ֤י קָנִ֨יתִי֙ אֶת־כָּל־אֲשֶׁ֣ר לֶֽאֱלִימֶ֔לֶךְ וְאֵ֛ת כָּל־אֲשֶׁ֥ר לְכִלְי֖וֹן וּמַחְל֑וֹן מִיַּ֖ד נָֽעֳמִֽי׃ י וְגַ֣ם אֶת־ר֣וּת הַמֹּֽאֲבִיָּה֩ אֵ֨שֶׁת מַחְל֜וֹן קָנִ֧יתִי לִ֣י לְאִשָּׁ֗ה לְהָקִ֤ים שֵׁם־הַמֵּת֙ עַל־נַ֣חֲלָת֔וֹ וְלֹֽא־יִכָּרֵ֧ת שֵׁם־הַמֵּ֛ת מֵעִ֥ם אֶחָ֖יו וּמִשַּׁ֣עַר מְקוֹמ֑וֹ עֵדִ֥ים אַתֶּ֖ם הַיּֽוֹם׃

(8) И сказал тот родственник Боазу: покупай для себя! И снял он туфель свой. (9) И сказал Боаз старейшинам и всему народу: вы свидетели ныне, что откупил я у Нооми все, что (было) у Элимелеха и все, что (было) у Кильёна и Махлона. (10) А также и Рут Моавитянку, жену Махлона, приобрел я себе в жены, чтобы восстановить имя умершего в уделе его и чтобы не исчезло имя умершего из среды братьев его и из ворот (родного) места его.

Пасуки одиннадцатый и двенадцатый.

יא וַיֹּ֨אמְר֜וּ כָּל־הָעָ֧ם אֲשֶׁר־בַּשַּׁ֛עַר וְהַזְּקֵנִ֖ים עֵדִ֑ים יִתֵּן֩ יְהוָ֨ה אֶֽת־הָאִשָּׁ֜ה הַבָּאָ֣ה אֶל־בֵּיתֶ֗ךָ כְּרָחֵ֤ל ׀ וּכְלֵאָה֙ אֲשֶׁ֨ר בָּנ֤וּ שְׁתֵּיהֶם֙ אֶת־בֵּ֣ית יִשְׂרָאֵ֔ל וַֽעֲשֵׂה־חַ֣יִל בְּאֶפְרָ֔תָה וּקְרָא־שֵׁ֖ם בְּבֵ֥ית לָֽחֶם׃ יב וִיהִ֤י בֵֽיתְךָ֙ כְּבֵ֣ית פֶּ֔רֶץ אֲשֶׁר־יָֽלְדָ֥ה תָמָ֖ר לִֽיהוּדָ֑ה מִן־הַזֶּ֗רַע אֲשֶׁ֨ר יִתֵּ֤ן יְהוָה֙ לְךָ֔ מִן־הַֽנַּעֲרָ֖ה הַזֹּֽאת׃

(11) Вы ныне (тому) свидетели! И весь народ, что был во вратах, и старейшины сказали: Свидетели! Да уподобит Г-сподь жену, входящую в дом твой, Рахели и Лее, которые вдвоем построили дом Израилев; да обретешь ты силу в Эфрате и да славится имя твое в Бейт-Лехеме! (12) А потомством, которое даст тебе Г-сподь от этой молодой женщины, пусть будет дом твой подобен дому Пэрэца, которого родила Йеhуде Тамар.

Тов передает свои права Боазу, о чем тот и говорит, обращаясь к старейшинам и народу. Те подтверждают это событие, и, поздравляя Боаза, вставшего за право гиюра для моавитянок, желают ему: «Пусть сделает Вс-вышний женщину, входящую в дом твой, подобной Рахели и Лее, которые обе построили дом Израиля». Комментарий Раши подчеркивает, что они назвали сначала Рахель а потом Лею. Это очень значимо, потому что они были из колена Йеhуды, и, тем не менее, назвали сначала Рахель. Спрашивается, в чем здесь смысловая связь, почему именно здесь, в этом контексте важно было упомянуть Рахель и Лею, а не Лею и Рахель? Заслуга Рахель в том, что все сыновья Яакова от Леи пришли в этот мир благодаря её жертвенному поступку. И в этом её сходство с Рут. Поскольку Рахель осознала необходимость уступить первенство в браке Лее, поэтому она и получила первенство в мессианском ходе событий. Она уступила своё первенство, но зато благодаря этому к её сыну Йосефу перешло первородство, и это получилось заслуженно благодаря её жертвенности, как мера за меру, мида кенегед мида. Еще один интересный аспект: роль Йосефа особенно тесно связана с тикун hа-олам, исправлением мира, всемирной миссией Израиля. Переход же первородства к Йосефу от Реувена – это утверждение «первородства» миссии тикуна. Йосеф доказал это всей своей полной драматизма судьбой. Это было признание со стороны отца и братьев. Отец, собственно говоря, и раньше предполагал подобный ход событий, но теперь и братья это признали, согласились с этим.

Продолжим разбор одиннадцатого пасука. «Ваасе хаиль бээфрата» – они желают Боазу, чтобы у него проявлялась сила в Эфрате. По пшату, Эфрат – это второе название Бейт Лехема. А ремез слова «Эфрат» – это Эфраим, как мы уже говорили. Проявляй силу в том, что касается работы тикун hа-олам, аспекте Эфраима, собирай силу («войско») тех, кто решит стать гером, собирай гвардию геров.

«У кра шем бэвейт лахем» – и прославься в Бейт Лехеме. Бейт Лехем, буквально, это «дом хлеба». Хлеб по ремезу – это работа, дело. Дело, которое касается колена Йеhуды: построение еврейского царства.

«И да будет дом твой как дом Пэрэца, которого родила Йеhуде Тамар». Здесь проводится прямая параллель между Тамар и Рут. Мы ранее упоминали о Тамар и связи её с Рут, но в тексте её имя до сих пор еще не называлось. Теперь приводятся аналогии: Тамар – Рут и Йеhуда – Боаз. И в том, и в другом случае – кризис судьбы и неожиданный выход из него благодаря целеустремленности и силе духа женщин, пришедших в еврейский народ, начало и завершающая стадия формирования мессианской династии.  

Пасуки с тринадцатого по пятнадцатый.

יג וַיִּקַּ֨ח בֹּ֤עַז אֶת־רוּת֙ וַתְּהִי־ל֣וֹ לְאִשָּׁ֔ה וַיָּבֹ֖א אֵלֶ֑יהָ וַיִּתֵּ֨ן יְהוָ֥ה לָ֛הּ הֵֽרָי֖וֹן וַתֵּ֥לֶד בֵּֽן׃ יד וַתֹּאמַ֤רְנָה הַנָּשִׁים֙ אֶֽל־נָעֳמִ֔י בָּר֣וּךְ יְהוָ֔ה אֲ֠שֶׁר לֹ֣א הִשְׁבִּ֥ית לָ֛ךְ גֹּאֵ֖ל הַיּ֑וֹם וְיִקָּרֵ֥א שְׁמ֖וֹ בְּיִשְׂרָאֵֽל׃ טו וְהָ֤יָה לָךְ֙ לְמֵשִׁ֣יב נֶ֔פֶשׁ וּלְכַלְכֵּ֖ל אֶת־שֵֽׂיבָתֵ֑ךְ כִּ֣י כַלָּתֵ֤ךְ אֲֽשֶׁר־אֲהֵבַ֨תֶךְ֙ יְלָדַ֔תּוּ אֲשֶׁר־הִיא֙ ט֣וֹבָה לָ֔ךְ מִשִּׁבְעָ֖ה בָּנִֽים׃ 

(13) И взял Боаз Рут, и стала она ему женою, и вошел он к ней. И одарил ее Г-сподь беременностью, и родила она сына. (14) И говорили женщины Нооми: благословен Г-сподь, что не лишил тебя искупителя ныне, и да наречется ему имя в Израиле! (15) И пусть будет он тебе отрадой души и кормильцем в старости, потому что родила его невестка твоя, которая любит тебя, которая лучше для тебя семерых сыновей.

У Рут рождается сын, перевоплощение Махлона, как мы увидим из текста. Женщины благословляют за это Вс-вышнего и поздравляют Нооми. Обратите внимание, как они говорят: «И пусть будет он тебе отрадой души», а буквально: «возвращающим душу». Что значит «возвращающим душу» в данном контексте? Возвращающим душу сына твоего Махлона. Здесь в виде ремеза используется идиоматический оборот в его буквальном смысле. И далее в пасуке: «…и кормильцем в старости…» «Кормить» по ремезу – это давать дело. Он даст дело твоим преклонным летам. В чем будет это дело? Ты будешь снова его воспитывать, уже в перевоплощенном виде.

«…потому, что родила его невестка твоя, которая любит тебя…» На сей раз он пришел в этот мир через Рут, и при её заслугах и внутреннем потенциале, душа Махлона должна была прийти обогащенной по сравнению с его первым воплощением. Это не новое воплощение былого Махлона, а уже совсем иной человек. Овед, сын Рут, это уже звено в цепи создания мессианской династии.

Пасуки шестнадцатый и семнадцатый.

טז וַתִּקַּ֨ח נָֽעֳמִ֤י אֶת־הַיֶּ֨לֶד֙ וַתְּשִׁתֵ֣הוּ בְחֵיקָ֔הּ וַתְּהִי־ל֖וֹ לְאֹמֶֽנֶת׃ יזוַתִּקְרֶאנָה֩ ל֨וֹ הַשְּׁכֵנ֥וֹת שֵׁם֙ לֵאמֹ֔ר יֻלַּד־בֵּ֖ן לְנָֽעֳמִ֑י וַתִּקְרֶ֤אנָֽה שְׁמוֹ֙ עוֹבֵ֔ד ה֥וּא אֲבִֽי־יִשַׁ֖י אֲבִ֥י דָוִֽד׃

(16) И взяла Нооми дитя, и поместила его на лоне своем, и стала она его няньчить. (17) И нарекли ему соседки имя, сказав: сын родился у Нооми. И назвали они его Овед. Он был отцом Ишая, отца Давида.

Овед буквально – трудящийся, служитель, от глагола «лаавод», служить, работать (аводат hа-Шем – служение Вс-вышнему).

Нооми берет ребенка и становится его воспитательницей. Соседки (по ремезу) – это соратницы Нооми, потому что слова «шахен», «шхена» намекают на слово Шхина. Это те люди, у которых есть ощущение Б-жественного Присутствия. Сначала говорилось «женщины», а затем именно «шхенот», то есть намек на её «соседок» по духу. Они провозглашают сына Рут также и сыном Нооми и нарекают ему имя Овед, «осуществляющий служение». Именно такой смысл вкладывается в это имя. Махлон получил прощение, «мехила», и теперь его потенциал должен начать вполне проявляться в этом мире – действовать, работать. Если раньше он ушел, не оставив заметного следа, то сейчас он должен поработать за два воплощения сразу!

А теперь рассмотрим завершение пятнадцатого пасука: «…которая лучше для тебя, чем семеро сыновей». При чем здесь семеро сыновей? Вроде бы просто риторическая фигура. А ремез здесь очень интересный. Оказывается, от Пэрэца, сына Тамар, до Боаза ровно семь сыновей, семь звеньев цепи. Поэтому слова: «hи това лах ми шивъа баним», можно понять двояко: она хороша больше, чем (предлог «ми» при сравнении: «чем»), (т.е. лучше), а можно сказать иначе: «она подарок («добро») тебе от семерых сыновей». На русском эта игра слов пропадает, на иврите она есть. То есть, Рут дана тебе в дар от семерых сыновей (потомков) Тамар. То есть, от Пэреэца до Боаза семь сыновей, и теперь, благодаря Рут появляется Овед, который в этой цепи восьмое звено, девятое – Ишай, а десятое – Давид. Давид – это десятое звено той же самой цепи.

Пасуки с восемнадцатого по двадцать второй.

יח וְאֵ֨לֶּה֙ תּֽוֹלְד֣וֹת פָּ֔רֶץ פֶּ֖רֶץ הוֹלִ֥יד אֶת־חֶצְרֽוֹן׃ יט וְחֶצְרוֹן֙ הוֹלִ֣יד אֶת־רָ֔ם וְרָ֖ם הוֹלִ֥יד אֶת־עַמִּֽינָדָֽב׃ כ וְעַמִּֽינָדָב֙ הוֹלִ֣יד אֶת־נַחְשׁ֔וֹן וְנַחְשׁ֖וֹן הוֹלִ֥יד אֶת־שַׂלְמָֽה׃ כאוְשַׂלְמוֹן֙ הוֹלִ֣יד אֶת־בֹּ֔עַז וּבֹ֖עַז הוֹלִ֥יד אֶת־עוֹבֵֽד׃ כב וְעֹבֵד֙ הוֹלִ֣יד אֶת־יִשָׁ֔י וְיִשַׁ֖י הוֹלִ֥יד אֶת־דָּוִֽד׃

(18) А вот родословная Пэрэца: (19) Пэрэц породил Хэцрона, Хэцрон породил Рама, а Рам породил Аминадава; (20) А Аминадав породил Нахшона, а Нахшон породил Салму; (21) И Салмон породил Боаза, а Боаз породил Оведа; (22) А Овед породил Ишая, и Ишай породил Давида.

Таким образом, книга Рут заканчивается на царе Давиде, история жизни которого изложена в книге Шмуэля, идущей по хронологии идет на смену книге Рут. И записал книгу Рут по еврейской традиции как раз пророк Шмуэль. Так что его имя здесь незримо присутствует, как связующее звено двух эпох еврейской и мировой истории. А сама книга Рут – своеобразный мост между эпохой Судей и эпохой Царей, между книгой Шофтим и книгой Шмуэля.

Друзья, в магазине нашего сайта вы найдете множество книг с комметариями к Торе к книгам ТаНаХа. Следуйте по ссылке

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

напишите нам, что вы думаете о видео

Благодарю за ваш ответ!

комментарий будет опубликован после утверждения

Команда сайта

Добавить комментарий

следующая статья

Сегодня мы становимся свидетелями и участниками ситуации, когда сама Книга Книг стала для очень многих людей из народа Книги "китайской грамотой".

Featured Products