Муха и паук

Как много глубинного смысла может содержать простая "сказка"... Таинственная история о мухе и пауке от раби Нахмана.

5 Время чтения

Раби Нахман из Бреслева

Опубликовано 04.06.13

Из «Сказочных историй» раби Нахмана
 

 

Начал Раби Нахман так:— Поведаю я вам о своем путешествии, только не ожидайте, что я расскажу вам все и вы все поймете…
 

Это история об одном царе, который был вынужден много и упорно воевать, но победил всех врагов и захватил множество пленных.
 

И устраивал царь каждый год в день своей победы на войне бал, и созывал на этот бал всех министров и князей своего государства, как это у царей принято. И давали там смешные представления — комедии, в которых высмеивались разные племена: и турки, и все прочие. Передразнивали комедианты манеры и обычаи разных народов; изображали они, должно быть, и евреев, и их тоже высмеивали.
 

Приказал царь принести ему книгу, в которой описывались обычаи и традиции всех народов; и на каком месте он ее ни открывал — всякий раз убеждался, что комедианты изображали все совершенно точно: не иначе как тот, кто эти представления сочинил, сам заглядывал в эту книгу.
 

Сидел как-то раз царь над книгой и заметил вдруг, что по срезу листа ползет паук, а на странице сидит муха, — очевидно, к этой мухе паук и полз. Тут подул ветер, приподнял страницу и помешал пауку добраться до мухи. Отступил паук и сделал вид, будто отказался от своего намерения. Когда же страница опустилась на место, он снова стал подбираться к мухе. Опять поднялась страница — и опять помешала пауку, и так повторялось несколько раз, пока не исхитрился паук зацепиться за страницу одной из своих лапок. Вновь приподнялась страница, но паук уже вскарабкался на нее; и перевернулась страница так, что оказался паук под ней, между двумя листами книги. Заметался он там, заползая все глубже и глубже, да так и сгинул.
 

Тут прервал свой рассказ раби Нахман и сказал: — О том, что с мухой произошло, рассказывать я вам не стану.
 

И продолжил свою историю:
 

Царь, наблюдавший за пауком и мухой, немало был озадачен: догадался он, что все это случилось неспроста, и в том, что он увидел, содержится для него какой-то намек. И все царские министры обратили внимание на то, что повелитель их смотрит на эту книгу в явном замешательстве.

Стал размышлять царь над тем, что бы все это могло означать, и задремал над книгой. И приснилось ему, что держит он в руке бриллиант; глядит он на него и видит: выбегает из этого бриллианта великое множество людей — и отшвырнул царь драгоценный камень. А как и заведено у владык, над троном этого царя висел его собственный портрет, а еще выше — корона. Увидел царь во сне, как люди, выпрыгнувшие из бриллианта, схватили портрет и отрезали его верхнюю часть, на которой была голова нарисована. После этого взяли они царскую корону и бросили ее в болото, а потом ринулись к самому царю с намерением его убить. Приподнялась тут страница той самой книги, над которой заснул царь, и заслонила его, и ничего не смогли ему сделать эти люди, и возвратились они. Снова легла тогда страница на свое место. Вновь пришли те люди, чтобы убить царя, но опять поднялась та страница и загородила его. Так повторялось несколько раз. Очень хотелось царю посмотреть, что это за страница такая, которая его защищает, об обычаях какого народа на ней написано, — но объял его страх, и закричал он: «На помощь! На помощь! «Услышали его крики все министры царские, которые были на балу, и хотели растолкать его, но не могли на это решиться: ведь будить царей не положено. Подняли они тогда вокруг него шум, стали стучать, чтобы проснулся царь, но тот ничего не слышал.
 

Тем временем увидел царь во сне высокую гору; приблизилась к нему гора и спросила: «Что ты так кричишь? Я так долго спала, и никто не мог меня разбудить, а тебе это удалось». Ответил он ей: «Как же мне не кричать, ведь они обступили меня и хотят убить! Одна только эта страница меня защищает». Сказала царю гора: «Ну, если уж эта страница охраняет тебя, бояться тебе нечего. У меня тоже много врагов, которые угрожают мне, но и меня защищает написанное на этой странице. Пойдем, я покажу тебе что-то». Указала она ему на врагов своих, столпившихся вокруг, — было там великое множество их полчищ: пировали они у подножья горы, веселились и плясали под музыку. «Радуются они так потому, что кто-то в одном из их отрядов предложил хитрый план, как наверх взобраться. Оттого-то и веселятся они, пируют и танцуют. И так повторяется всякий раз, когда приходит кому-то из них в голову новый план, — сказала царю гора. — И единственное, что меня защищает, — это то же самое, что охраняет и тебя: написанное на этой странице».
 

А на вершине той горы находилась доска, на которой были перечислены те же обычаи, что и на странице, защищавшей царя, и говорилось о том, какой народ эти обычаи соблюдает. Но так высока была гора, что никто не мог прочесть то, что на доске написано. А внизу, у подножья, была табличка, текст которой гласил, что лишь тот сможет подняться на вершину, у кого все зубы сохранились. И Г-сподь, да благословится Имя Его, взрастил такую траву на склоне горы в тех местах, где есть пути к вершине, что у каждого, кто пытается взобраться наверх, выпадают все зубы. Идет ли тот пешком, скачет ли на коне, едет ли на телеге, запряженной волами, — выпадают зубы и у людей, и у животных, и никто не может на эту гору подняться; а зубов там рассыпано столько, что по всему подножью горы высятся груды белых костей.
 

Увидел тут во сне царь, как люди, выскочившие из бриллианта, взяли обе части его портрета и вновь соединили их, извлекли из болота корону и отмыли и повесили портрет и корону на место.
Проснулся тут царь и сразу же впился глазами в ту страницу, которая защищала его: что за обычаи записаны там, какой народ их соблюдает? Увидел он, что говорилось там о традициях евреев. Открылись тут у царя глаза, и понял он, в чем состоит истинная правда, и решил, что обязательно станет евреем. Задумался он тогда над тем, как мир исправить к лучшему, как людей к правде вернуть, и решил отправиться по свету на поиски мудреца, который правильно растолковал бы его сон, все объяснил бы подробно.

 

Взял он с собой двух сопровождающих и двинулся в путь. Путешествовал царь по разным городам, выдавая себя за простолюдина, и расспрашивал: не слыхали ли там о таком мудреце, который умел бы правильно сны толковать. И вот наконец в одном месте сказали ему, что есть такой мудрец и живет он там-то и там-то.
 

Поехал туда царь, и нашел этого мудреца, и рассказал ему всю правду: о том, кто он такой, о своих военных победах и обо всем, что с ним произошло. И попросил царь, чтобы мудрец растолковал ему его сон.
 

Ответил ему тот:
— Сразу я твой сон не могу растолковать. Но в одном из месяцев есть определенный день, а в этом дне — особый час, когда я собираю разные травы и делаю из них смесь для воскурения. И если окутает человека дым этого воскурения, предстанет в его воображении все, что он хотел бы узнать и желал бы видеть; проникнет такой человек в самую суть вещей.

 

Подумал царь, что если уж он столько времени потратил, то стоит дождаться ему того дня, о котором сказал мудрец.
 

И вот этот день настал. Сделал мудрец смесь из разных трав, и разжег ее, и окутал царя дымом этого воскурения.
 

Открылось тут царю все — даже то, что произошло до того, как он родился, в те времена, когда душа его еще обитала в высших мирах.
 

Увидел он, как проводили ее через все духовные сферы, и услышал голос, объявлявший: «Если хочет кто-то эту душу в чем-нибудь обвинить — пусть явится!» Но не нашлось никого, кто откликнулся бы на этот призыв. Тут вдруг появился некто, крича на бегу: «Владыка мира! Услышь мою молитву: если эта душа спустится на землю, что же мне останется делать? Для чего ты меня тогда сотворил?» И был это сам Сатана. Ответили ему: «Эта душа непременно сойдет на землю. А на вопросы свои ты уж сам ищи ответы». И отступился Сатана. Повели душу дальше сквозь все небесные сферы, пока не доставили ее на Высший Суд, чтобы взять с нее клятву перед тем, как спустить на землю. А Сатана еще не поспел туда, и послали за ним гонца. Пришел тогда Сатана и привел с собой согбенного старца, давнего своего знакомца. Засмеялся Сатана и сказал: «Я нашел ответ на свой вопрос. Эта душа уже может сойти на землю». И отпустили душу, и явилась она в наш мир.
 

И прошла перед взором царя вся его жизнь от начала и до конца: как он править начал, как воевал и как захватывал пленных…
 

И среди прочих оказалась у него в плену одна красавица, воплощавшая в себе все очарование мира; а придавал ей прелесть великолепный бриллиант, висевший на ее шее. Он-то и был причиной очарования этой красавицы…
 

На этом месте Раби Нахман прервал свой рассказ.
 

 
 

 

«Сказочные истории» раб Нахмана можно заказать здесь 
 

напишите нам, что вы думаете о видео

Благодарю за ваш ответ!

комментарий будет опубликован после утверждения

Команда сайта

Добавить комментарий

следующая статья

Одна из таинственных историй раби Нахмана. Эту историю мы пытаемся осмыслить в видео-уроке на нашем сайте по вторникам с 18.00 до 19.00 по иерусалимскому времени

Featured Products