Заглянуть в себя (Хаей Сара)

Почему я не чувствую святости Торы, и сердце пустое во время молитвы? Раби Нахман отвечает четко и по делу: все зависит от тебя!

3 Время чтения

Рав Эрез-Моше Дорон

Опубликовано 17.11.2017

«Стоит мне только приблизиться к святости еврейства, как меня охватывает смятение и недоумение:

 

Почему я не чувствую святости Торы?

Почему я не ощущаю сладости ее заповедей?

Почему я не чувствую света Субботы?

Почему мое сердце не раскрывается во время молитвы?

Почему, когда я приехал в Умань на могилу раби Нахмана, я не почувствовал ни-че-го?

 

Более того, я не только ничего не чувствую — я ощущаю себя изгоем, оторванным чужаком на чужом празднике жизни. Может быть, вообще, иудаизм не для меня? Мне темно и тесно здесь!»

 

Ты наверно удивишься, дружище, но раби Нахману из Бреслева хорошо знакомы твои чувства:
 

«Когда в человеке меркнет свет любви к Творцу и трепета перед Ним, это происходит из-за того, что померк у него свет праведника, через которого приходят любовь и трепет» (Ликутей Моаран, 17).

Иудаизм невозможно выучить из книжек. Начиная от праотца Авраама и нашего учителя Моше (Моисея), из поколения в поколение, мы получаем свет и радость Торы благодаря связи с праведниками.

 

– «Хорошо, но я настолько далек от праведников, связь с которыми помогает обрести трепет перед Творцом и любовь к Нему, что самый великий свет – свет Торы и молитвы — представляется мне тьмой, из которой хочется бежать!»

 

Вернемся, однако, к поучению раби Нахмана:

«И мы находим подобное в истории Эфрона, которому принадлежала пещера Махпела[1]. Именно там находятся врата, через которые души возносятся в Ган Эден (Райский сад). И свет этого места чрезвычайно велик. Но, несмотря на это, для самого Эфрона эта пещера была обителью тьмы и мрака, и поэтому он продал ее Аврааму с великой радостью».

 

Что здесь происходит?

 

«И все это из-за необдуманности поступков и помрачения рассудка, ибо из-за дурных дел меркнет свет разума, и человек наказывается глупостью… И из-за глупости рассудка человек не в состоянии увидеть и понять свет праведника».

 

Необдуманность поступков и глупость придают силу злу, находящемуся в основе праха. В человеческой душе усиление этого зла проявляется в склонности к мрачности и лени, и в погружении в пессимизм.

 

Пока я не освободил пещеру Махпела от моего «Эфрона», ее святость находится в его руках, покрытая толстым слоем праха и пыли — ощущениями опустошенности, тяжести и грусти.

Однако, это – не более, чем обманчивое чувство – чувство Эфрона, пребывающего во мне. Чувство, питающееся от зла, находящегося в основе праха[2]. И тот, кто воспринимает свои тяжелые чувства, как объективную реальность — тот с радостью продает даже пещеру Махпелу и погружается в мрак необдуманных поступков и помрачения разума.

 

Однако подлинная реальность — совершенно иная! Моя душа подобна пещере Махпела. Внутри нее сияет огромный свет. Врата Ган Эдена раскрываются.

 

Однако, сначала нужно удостоиться этого света. Подобно Аврааму, который приобрел пещеру Махпела — и именно у Эфрона.

 

Учит раби Нахман: «И поэтому Авраам выкупил пещеру Махпела у Эфрона. Эфрон отождествляет собой зло, овладевшее основой афар (прах), проявляющееся в грусти, лени и тяжести, корень которых в зле основы праха».

 

Поэтому, когда я действительно хочу «выкупить» и освободить мою святость от «Эфрона», я обнаруживаю, что также и то, что представляется мне сухим и лишним, чуждым и посторонним – это, в сущности, живое и цветущее, близкое и насущное, любимое и знакомое.

 

Когда я пробуждаю добро, скрытое в основе праха, я тем самым смиряю пребывающее там зло.

 

Добро и святость основы праха — это вера и смирение, как сказал царь Давид: «И душа моя пусть будет (смиренна) перед всеми, подобно праху». Я не пытаюсь воевать с охватившими меня тяжелыми чувствами, и я не ошеломлен ими. Я верю праведникам, которые учат меня, что происходящее со мной — это лишь испытание; что все это происходит из-за того, что «Эфрон» во мне пытается «качать права». И я верю, что под слоем праха, которым он обволакивает меня, у меня есть большое сердце, которое может вместить в себе любовь к Творцу и трепет перед Ним, и ощущения истинности всякой вещи, относящейся к святости.

 

Раби Натан из Бреслева разъясняет: «И смирение зла (Эфрона) — осуществляется благодаря основе праха в святости, которая проявляется в вере. Ведь благодаря вере получают и привлекают к себе всякую жизненность и всякую святость и удостаиваются силы роста и развития в служении Творцу. И поэтому Авраам выкупил пещеру Махпела именно у Эфрона[3]».

 

И если я верю, моя душа подобна праху –  праху святости. И благодаря этому, свет праведника возвращается, и он сияет для меня. Любовь и трепет растут в моей душе. И именно из праха я расту и развиваюсь, чувствую и начинаю жить по-настоящему.

 

 

 

***

Понравилась статья? Читайте и другие вдохновляющие и дающие надежду статьи рава Эреза-Моше Дорона.

 


[1] Праотец Авраам впервые выкупил пещеру Махпела (находящуюся в городе Хеврон по сей день) у Эфрона, для того, чтобы похоронить там внезапно скончавшуюся праматерь Сару, затем, он сам был там же похоронен, а за ним и остальные праотцы и праматери (кроме Рахель). Устная Тора (Эрувин, 43) гласит, что в этом месте также находится усыпальница Адама и Хавы.

[2] Игра слов: на иврите имя Эфрон происходит от корня «афар» (прах).

[3] Раби Натан имеет в виду, что исправить зло Эфрона, относящееся к аспекту афар (прах) можно исключительно благодаря смирению и вере, являющемуся проявлениями святости аспекта праха. И покупка этой земли Авраамом, которого называют главой всех верующих в Творца, символизирует это исправление.

 

 

следующая статья

Был ли смех Сары ошибкой веры? И если да, то чьей - ее или Авраама? Жена - отражение мужа, и друг без друга они не могут стать лучше.

Featured Products