Друзья

Евреи заполнили все синагоги Грузии. Главный раввин Грузии Даварашвили обратился к одному жителю Кулаши Баташвили: На тебя вся надежда...

2 Время чтения

Меир Левин

Опубликовано 26.08.19

И Беда с того вот дня

Ищет по свету меня…

В. Высоцкий

 

История эта произошла в Грузии в 1922 году. Утвердившаяся Советская власть начала гонения на «пережитки прошлого», в том числе на еврейскую религию. В Кулашском районе были арестованы и приговорены к смертной казни пять преподавателей Торы. Евреи заполнили все синагоги Грузии. Молились непрерывно, мужчины, женщины и дети. Главный раввин Грузии Даварашвили обратился к одному жителю Кулаши Баташвили: «На тебя вся надежда. Если их сейчас расстреляют, то от страха никто больше не подойдет близко к синагоге. И все грузинское еврейство просто исчезнет. Советская власть его не отпустит, а без Торы евреи растворятся или просто станут грешниками. Ты знаешь Филиппа Махарадзе, первого секретаря компартии Грузии, вы учились в одном классе. Поезжай в Тбилиси, уговори его отменить приговор. И знай, что сейчас судьба грузинских евреев – в твоих руках!».

 

Я не буду рассказывать, как Баташвили добрался до Тбилиси, как он пришёл домой к Филиппу Махарадзе. Ему сказали, что тот в Доме Правительства. Не знаю, как ему удалось убедить охрану пропустить его в грузинской национальной одежде и с кинжалом. Как ему удалось уговорить Филиппа Махарадзе выйти с заседания правительства?

 

Сегодня меня не поймут. Он просто говорил всем одну фразу: «Передайте Филиппе – его друг в беде». И тогда это действовало. Сейчас такими словами нельзя убедить даже швейцара. А тогда удалось убедить первое лицо в Грузии.

 

Филиппе вышел, они расцеловались, Баташвили протянул ему кинжал и попросил:

– Зарежь меня!

– Ты с ума сошёл!

– Нет, я в полном здравии. Должны казнить пять моих друзей, твоих земляков. Я не могу жить после этого. Если ты этого не сделаешь, я убью себя сам.

– Что я могу сделать? Приговор утвердила Москва.

– Ты – моя единственная надежда! Разве я когда-нибудь изменял нашей дружбе? Или хоть раз в жизни соврал? Ты придёшь на мои похороны?

– Жди тут. Я постараюсь. Ты понимаешь, как я рискую?

– Да, но у меня нет выхода.

Махарадзе вышел, куда-то звонил, с кем-то ругался, кого-то упрашивал, и принес подписанный указ об отмене смертного приговора.

 

Было 12 часов ночи. Баташвили зашёл в синагогу. Никто не спал, все молились.

 

Не потому ли спустя  20 лет немцы не смогли взять Тбилиси, хотя уже стояли в Орджоникидзе, и не было на их пути преграды, кроме молитвы простых грузинских евреев, которые не изменяли Торе?!!

 

  У жизни и смерти еще не окончены счеты свои…"


Новая, шестая книга Меира Левина "Счеты жизни и смерти", раскрывающая интереснейшие глубокие мысли о вопросе жизни и смерти.


Трогательные рассказы автора не оставят Вас равнодушными к этому вопросу и дадут ответы на многие вопросы.
 

 

Количество ограничено, заказывайте скорее!

 

 

напишите нам, что вы думаете о видео

Благодарю за ваш ответ!

комментарий будет опубликован после утверждения

Команда сайта

Добавить комментарий

следующая статья

Ицхак Лейб жил в Теплике и слыл великим чудотворцем до такой степени, что некоторые считали его Машиахом, поскольку благодаря его благословению, у бездетных рождались дети и т.п.
Однако праведники поколения относились к нему с пренебрежением, из-за чего он чрезвычайно упал духом...

Featured Products