«Непослушные» праведники (1)

Бывает, что за чудесами стоят «заказчики», которые больше всего желают, чтобы их отношение к чуду осталось незаметным. Правда у них не всегда получается.

3 Время чтения

Давид Шенкарь

Опубликовано 29.06.19

Я завидую тому, кого называют «эрлих аид»[1], потому что кажется: вот идет обычный человек, с обыкновенной внешностью, – с прямой кишкой и всеми органами,– как у всех людей, а на самом деле – он нечто совершенно другое. Поскольку благочестивый человек – ценность сама по себе. И главное в нем – желание и стремление, потому что нужно суметь из возможного сделать действительное.

(Беседы раби Нахмана, 14)

 

Рав Йосеф Сосо из Бер Шевы никогда не молился без миньяна. Однажды утром в синагоге «Бейт Йосеф», где он обычно молился, не хватало одного человека, который дополнил бы заветную «десятку».

 

– Асири кодеш! (Десятый – святой) – истошно кричал габай, но, увы, тщетно.

 

Когда собравшиеся в синагоге уже потеряли всякую надежду, рав Йосеф вышел наружу. В ранние утренние часы на улице никого не было. Неожиданно он увидел соседа, который часто молился вместе с ними в миньяне. Но на этот раз сосед проскочил мимо синагоги, и на приличной скорости спешил к ближайшей автобусной остановки. Оклик рава заставил его остановиться.

 

– Ицхак, дорогой, – обратился к нему рав Йосеф, – без тебя никак. Ты должен дополнить нам  миньян.

 

– Но мой автобус, – промямлил несчастный Ицхак, – он вот-вот подойдет. А следующего ждать целый час. Я просто опоздаю на работу…

 

– Никуда твой автобус  не уедет, – дорогой, – категорически постановил рав Йосеф.

 

Бедный Ицхак, не смея отказать пожилому раввину, поплелся за ним в синагогу. Но на душе было невесело. Он уже представлял себе  предстоящее неприятное объяснение с начальником.

 

Когда молитва закончилась, Ицхак, который уже никуда не спешил, побрел к остановке. К своему удивлению, он обнаружил на остановке пустой автобус и толпящихся вокруг него пассажиров.

 

Видя удивленный взгляд Ицхака, один из них объяснил, что автобус неожиданно сломался, а водитель, связавшийся  по телефону с техником, пытался выполнить его указания, но у него ничего не вышло. Только тут Ицхак начал что-то понимать.

 

– Ну-ка попробуй еще раз, дружище, – обратился он к водителю.

 

К всеобщему удивлению на этот раз двигатель завелся сразу и автобус с радостными пассажирами двинулся по назначению.

 

Совпадение? Не исключено. Тем более в Израиле, где народ привык к чудесам. Правда бывает, что за этими чудесами стоят конкретные «заказчики», которые больше всего  желают, чтобы их отношение к чуду осталось незаметным. Правда последнее у них не всегда получается…

 

В далеком 1967 году, когда армии соседних арабских государств поддерживаемые «великим и могучим» Советским Союзом, нависли над Израилем, готовясь стереть его из поднебесной, в скромном жилище Раби из Калева раздался телефонный звонок. Это было утро пятницы, 16 ияра, в канун Лаг а-Омера. Звонил раввин Мерона,  рав Меир Штерн.

 

– Каливер Раби зисл (сладчайший Калевский Раби), – взволнованно кричал он в трубку, – такого еще не было! На исходе Субботы наступает Лаг а-Омер, а Мероне еще нет ни одного еврея!

 

Ребе быстро собрал миньян хасидов и маленький тендер бесстрашно помчался по пустой трассе к Мерону, находящемуся под прицелом сирийских пушек.

 

Субботу хасиды проводили в пустынном Мероне. Ничто не выдавало тревоги. Как обычно звучали за столом Субботние песни. Внезапно субботний покой нарушили появившиеся в Мероне офицеры израильской армии, которые потребовали, чтобы хасиды срочно начали рыть окопы на случай обстрела сирийцев. Раби из Калева вежливо, но категорично ответил, что они не станут ради этого нарушать Субботу.

 

– Я почувствовал, объяснял он потом, – что заслуга раби Шимона бар Йохая защитит нас и на этот раз. Наши мудрецы говорят, что стоит положиться на раби Шимона в трудной ситуации…

 

На исходе Субботы немногочисленные хасиды собрались на крыше Циёна (синагоги над усыпальницей раби Шимона) в месте, где с наступлением Лаг а-Омера традиционно зажигался костер в честь души Праведника, которая поднялась в высшие миры в этот день еврейского календаря.  Но что делать в этом году, когда сирийские орудия нацелены на Мерон? Хасиды потупились, не решаясь смотреть друг другу в глаза…

 

Калевский Раби взял горящий факел. Его рука дрожала от волнения. 

 

– Я почувствовал в этот момент страдание всего еврейского народа, – вспоминал потом Раби.

 

Над Мероном впыхнул костер в честь Б-жественного праведника. Все присутствующие ощутили, что его душа присутствует здесь.

 

Через несколько дней началась знаменитая Шестидневная война, которую называют «войной чудес», завершившаяся ошеломившей весь мир победой Израиля.

 

Заслуга великого праведника раби Шимона бар Йохая и самоотверженность евреев, приехавших в Мерон, спасли Израиль в годину беды.

 

(Продолжение следует)

 


[1] Честный еврей (идиш).

 

напишите нам, что вы думаете о видео

Благодарю за ваш ответ!

комментарий будет опубликован после утверждения

Команда сайта

Добавить комментарий

следующая статья

Нужно быть полным еретиком, чтобы не видеть руку Творца в этом исключительном сочетании чудес в шестидневной войне за Иерусалим.

Featured Products