«Дедушка» из Новардока (2)

Вы обеспокоены тем, на что жить?! — переспросил р. Исраэль Салантер. — Но что Вы приготовили из того, с чем могли бы умереть?»

6 Время чтения

Рав Александр Кац

Опубликовано 05.01.12

  «Дедушка» из Новардока (2)
 
 «Я решил, что прежде всего мне следует позаботиться о том, на что жить», — сказал он. «Вы обеспокоены тем, на что жить?! — переспросил р. Исраэль Салантер. — Но что Вы приготовили из того, с чем могли бы умереть?»
 
Раби Йосеф-Юзл бар Шломо-Залман Горовиц (Саба из Новардока; /ок.1848—1920/ гг.) — выдающийся мыслитель и педагог, один из духовных лидеров движения Мусар, автор классической книги Мусара "Уровень человека".
 

Занимаясь мусаром с учениками, р. Йосеф-Юзл разработал систему психотехнических упражнений, способствующих духовному росту и преодолению негативных качеств характера.
 
Эти упражнения выполнялись как индивидуально, так и в больших группах. Как правило, в течение каждого месяца вся ешива работала над одной проблемой: например, в ияре избавлялись от стремления к почестям, в тевете — вырабатывали в своем характере битахон (упование на Всевышнего) и т.д. Р. Йосеф-Юзл говорил, что пока человек не столкнулся с серьезными жизненными трудностями, он тешит себя иллюзиями, не сознавая ограниченности своих нравственных сил. Но в момент испытания — когда ради выполнения заповеди он должен пожертвовать своим имуществом, репутацией или здоровьем — все иллюзии исчезают. Система упражнений, применявшаяся в Новардоке, выполняла функцию своеобразных духовных «прививок», вырабатывающих в сердцах учеников иммунитет к различных жизненным трудностям и невзгодам. В 5656—5657 /1896—1897/ годах р. Йосеф-Юзл приступил к широкому распространению своего опыта: действуя в сотрудничестве со своим наставником р. Ицхаком Блазером, он основал целый ряд колелей и ешив, в которых значительное внимание уделялось изучению мусара, — такие учебные заведения были созданы ими в Лиде, Двинске (Даугавпилсе) и Шауляе, а позднее — в Минске, Варшаве, Бердичеве, Одессе и других городах.
Столь широкое распространение идей мусара тут же вызвало волну критики. Многие авторитетные раввины обвиняли руководителей «мусарников» в том, что своими нововведениями — методами воспитания, о которых «не ведали ни отцы, ни отцы отцов», — они отвлекают учеников от изучения Талмуда и алахических кодексов. Один из оппонентов спросил у р. Йосефа-Юзла: «Для чего нужно изучать Мусар?! Ведь у нас есть кодекс Шульхан арух — следует просто выполнять то, что там сказано!». Р. Йосеф-Юзл ответил: «В первом же параграфе кодекса Шульхан арух говорится: “Не тушуйся перед людьми, которые насмехаются над твоим служением Б-гу”. Мне представляется, что без изучения мусара невозможно выполнить даже этот, первый, параграф Шульхан аруха» (Тнуат амусар т.4,с.250).
После Первой русской революции 5665 /1905/ года р. Йосеф-Юзл ввел в программу занятий в ешиве Новардока новый духовный тренинг, названный им бурса (биржа).
Обратив внимание на диспуты, устраиваемые революционными партиями, р. Йосеф-Юзл решил использовать эту идею в своей педагогической практике. После часа изучения книг мусара он делил всех учеников ешивы на пары, в которых один из партнеров был, как правило, более опытным, а второй — новичком. Члены каждой пары обсуждали самые насущные жизненные проблемы, выверяя свои мировоззренческие представления и генерируя новые идеи. Многие дискутировали, прохаживаясь по залу ешивы или по двору, в работе бурсы часто принимал участие и сам р. Йосеф-Юзл, а также другие преподаватели. Благодаря такой творческой лаборатории, большинство учеников из Новардока обладали выдающимися ораторскими способностями и умением убеждать собеседника (там же с.243—245).
С началом первой мировой войны, когда многие ешивы, оказавшиеся в прифронтовой зоне, распустили большинство учеников по домам, р. Йосеф-Юзл не только сохранил всю свою ешиву, но и объявил набор новых учеников. К лету 5675 /1915/ года бои приблизились к Новардоку, и р. Йосеф-Юзл перевел ешиву подальше от линии фронта, в г. Гомель — крупный железнодорожный узел, связывающий Белоруссию и Украину.
В суровых условиях военного времени ученики питались, в основном, хлебом и водой, ходили в лохмотьях, спали на лавках в городских синагогах, — но занимались с удивительным увлечением. К ученикам, приехавшим из Новардока, вскоре присоединились студенты других ешив и даже некоторые гомельские гимназисты, возвратившиеся к соблюдению законов Торы. Р. Йосеф-Юзл принимал всех желающих, и число учеников скоро возросло до нескольких сотен (там же с.175—176).
Российские власти, обратившие внимание на огромное скопление еврейской молодежи в Гомеле, попытались призвать в армию всех студентов ешивы, достигших восемнадцати лет, — и тогда, в конце 5676 /1916/ года, р. Йосеф-Юзл решил стремительно рассредоточить учеников по различным городам Российской империи, создав там десятки новых ешив.
Приезжая в каждый из намеченных р. Йосефом-Юзлом городов, небольшая группа его учеников начинала заниматься в местном доме учения, а затем объединяла вокруг себя наиболее одаренных юношей из еврейских семей — в том числе, и из семей весьма далеких от Торы. В большинстве случаев ученики р. Йосефа-Юзла преодолевали все возникающие трудности и преграды; они усердно занимались днями и ночами, и в ешивах царила атмосфера высочайшего духовного подъема. Всего в системе ешив, созданной учениками Новардока, занималось более двух тысяч студентов — наиболее крупные отделения были основаны в восьми городах: Киеве, Харькове, Ростове, Павлограде, Чернигове, Саратове, Царицыне и Нижнем Новгороде. Позднее, отделение было создано и в Москве, недалеко от Кремля, но в связи с революционными событиями оно просуществовало недолго (там же с.177—179).
В эти годы р. Йосеф-Юзл оставался с частью учеников в Гомеле — время от времени он объезжал свои филиалы, а раз в год все руководители отделений собирались вместе. В 5678 /1918/ году р. Йосеф-Юзл начал выпускать брошюры со своими уроками на темы мусара, и ученики развозили их по всей стране — это также сплачивало многочисленные отделения ешивы в единое духовное целое.
Невзирая на опасности и запреты, р. Йосеф-Юзл и его ученики непрерывно перемещались по стране, охваченной огнем Гражданской войны. У них не было необходимых документов и пропусков, и, тем не менее, они преодолевали любые заставы и не раз пересекали линию фронта, разделяющую Красную и Белую армии. Бывали месяцы, когда каждый шабат р. Йосеф-Юзл проводил в ином городе: несмотря на то, что ему было уже около семидесяти лет, он оставался полон юношеской энергии и силы — при необходимости быстро бегал, первым прыгал на ходу в поезд, через окно пролезал в переполненный вагон, путешествовал на подножке вагона, уцепившись за поручни. В зимние морозы он носил легкое пальто, на промозглом ветру не кутался в кашне и не поднимал воротник. Он не знал отчаяния, и если ему что-то не удавалось, повторял попытки до тех пор, пока не добивался успеха. Он легко сходился с людьми, и представители враждующих между собой группировок в равной мере помогали ему в пути (там же с. 184—186,266,271).
Р. Йосеф-Юзл никого и ничего не боялся: во время своих поездок он не раз попадал в города, захваченные бандами Петлюры и других атаманов, и хотя все жители прятались по чердакам и подвалам, он продолжал свободно ходить по улицам — в дом молитвы, в микву, в ешиву. В самых трудных жизненных ситуациях он заражал своей уверенностью окружающих. Однажды, на исходе шабата, когда р. Йосеф-Юзл произносил авдалу, во дворе ешивы завязался бой между двумя враждующими бандами. Свистели пули, рвались гранаты, но он произносил благословения, как обычно, сосредоточенно и напевно — и ни одна капля вина не пролилась из его бокала (там же с.188,280-281).
Один из учеников, присоединившихся к ешиве в Гомеле, вспоминал о р. Йосефе-Юзле того периода: «Это был удивительно красивый, жизнерадостный и веселый еврей. Каждая его клеточка искрилась жизнью, каждое его движение дышало юношеской свежестью и энергией, хотя к тому времени ему было уже далеко за шестьдесят лет. …У общавшихся с ним людей складывалось ясное впечатление, что он обрел полную власть над собой, и его тело беспрекословно подчиняется его душе. …Он был очень сильной и чарующей личностью, привлекающей магическими нитями каждого, вступавшего с ним в контакт. …Сказанные им слова западали глубоко в душу, и от их влияния невозможно было освободиться» (там же с.288).
В 5679 /1919/ году, после праздника Шавуот, р. Йосеф-Юзл перенес центральное отделение ешивы — около трехсот учеников — из Гомеля в Киев, захваченный войсками гетмана Скоропадского.
Одновременно р. Йосеф-Юзл перевел отделения своей ешивы из Харькова, Ростова, Нижнего Новгорода и других далеких российских городов, где уже начались репрессии ЧК и Евсекции против еврейских религиозных учреждений, в традиционные еврейские центры Белоруссии и Украины — в Могилев, Бобруйск, Бердичев, Житомир, Речицу и др. (там же с.187).
К концу 5679 /1919/ года в Киеве собрались тысячи беженцев со всей Украины — они жили прямо в синагогах, и большинство из них голодало. В праздник Суккот 5680 /1920/ года в город вошли белогвардейские отряды генерала Деникина и учинили погром. После Суккот в Киеве вспыхнула эпидемия тифа, унесшая около пятнадцати тысяч жизней. Заразились и почти все ученики киевской ешивы — кроме трех и самого р. Йосефа-Юзла. Он самоотверженно, днями и ночами, ухаживал за больными. К зиме и он сам почувствовал первые симптомы смертельного недуга (там же 187—188).
Р. Йосеф-Юзл Горовиц, Саба из Новардока, умер в Киеве семнадцатого кислева 5680 /1920/ года.
Тысячи евреев приняли участие в похоронной процессии (там же с.189).
В 5682 /1922/ году, следуя совету р. Исраэля-Меира Акоэна (Хафец Хаима), ученики Сабы из Новардока нелегально, небольшими группами, перешли польскую границу — всего около шестисот человек. В короткий срок они создали более шестидесяти ешив, в которых обучалось несколько тысяч юношей, — в Варшаве, Белостоке, Межериче и других городах. Все эти ешивы были названы Бейт Йосеф (Дом Йосефа) — в память о р. Йосефе-Юзле. Ряд ешив было создано также в Латвии и Англии. В 5689 /1929/ году группа из пятидесяти учеников поселилась в Земле Израиля и основала ешиву в Тель-Авиве (там же).
В годы нацистской оккупации большинство учеников, оставшихся в Европе, погибли, освятив своей смертью Имя Всевышнего, — и в гетто, и в концлагерях они продолжали изучать Тору и привлекать к ней других евреев.
После войны зять и ближайший ученик р. Йосефа-Юзла, р. Авраам Яфен (см.), собрав уцелевших в огне Катастрофы учеников, воссоздал ешиву «Новардок» в США (там же с.191).
В 5707 /1947/ году в США вышла в свет книга Мадрегат аадам (Уровень человека), в которую были включены уроки и статьи р. Йосефа-Юзла.
Для  заказа книги  «Уровень человека» нажмите здесь.

напишите нам, что вы думаете о видео

Благодарю за ваш ответ!

комментарий будет опубликован после утверждения

Команда сайта

Добавить комментарий

следующая статья

В Войну за Независимость каждый, кто держал оружие, знал: проиграть бой - значит погибнуть. Тогда, как и во времена Бар-Кохбы у евреев не было другого выхода.

Featured Products